Главная  Клинцы  Фото города Клинцы  Клинцовский район  Населенные пункты  Культура  Поэты 
 Художники  Учебные и медицинские  Учреждения, предприятия  Краеведение  Старообрядчество 
 Русские старообрядцы на Дунае.  История города Клинцы и Клинцовского района.. 
 Генеалогия. Архивы.   Памятники. Мемориалы.   Достопримечательности 

 История Старообрядческой церкви. Краткий очерк.
 “Двенадцать статей” царевны Софьи
 Епифановщина
 Преображенско-Введенский старообрядческий храм
 Троицкая церковь
 Вознесенская церковь
 КЛИНЦОВСКИЕ ТИПОГРАФИИ
 Типография Почаев
 Николо - Пустынский монастырь, город Клинцы
 Клинцы, типография Железняковых и Рукавишникова.
 Клинцы, типография Карташевых.
 Старопечатная книга "Новый Завет и Псалтырь"
 Происхождение и социальный состав миграционных потоков русских староверов на территорию Стародубья в XVIII веке
 Шапошников, Аркадий (Андрей Родионович)
 Предисловие к книге "Старообрядчество"
 Аввакум Петров
 Иноки Алимпий, Геронтий и Павел.
 Амвросий, Митрополит Белокриницкий
 Анна Кашинская
 Белокриницкая иерархия.
 Богослужение.
 Боярыня Морозова.
 Брадобритие.
 Гонения.
 Духовные центры старообрядчества.
 Духовное образование.
 Иконописание.
 Кадило и кацея.
 Крестное знамение и благословение.
 Крест нательный.
 Купцы и предприниматели.
 Лестовка.
 Литература старообрядческая
 Меднолитые иконы и кресты.
 Начал.
 Начетчики.
 Одежда старообрядца.
 Павел Коломенский и Каширский.
 Пение старообрядческое.
 Подручник.
 Раскол Русской Церкви.
 Русская Православная Старообрядческая Церковь.
 Соборы Церкви.
 Соловецкий монастырь.
 Старообрядческие святые.
 Старообрядческое книгопечатание.
 Стоглавый Собор.
 "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Предисловие к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Предисловие самого автора к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава первая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава вторая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава вторая. Период третий. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава третья. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава четвертая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава пятая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава шестая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Приложение. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Список литературы. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев


28.10.2015 | Брянский Губернаторский симфонический оркестр.
ПРЕСС-РЕЛИЗ В преддверии дня народного единства 3 ноября 2015 года в 19-00 в Концертном зале ...
21.11.2014 | Брянская область. Обсуждение эффективности выделения субсидий на поддержку малого и среднего предпринимательства.
Глава региона Александр Богомаз провел рабочую встречу с главами муниципальных образований Брянской ...
21.11.2014 | Клинцы. Кто не должен, спит спокойно.
До 5 ноября налогоплательщикам следовало исполнить этот свой конституционный долг. Но все ли спят сп...
21.11.2014 | Клинцы. Пишем сочинение.
В соответствии с письмом Рособрнадзора № 02-675 от 15.10.2014 года 20 ноября 2014 года во всех общео...
21.11.2014 | Клинцы. Верные стражи закона.
«Наша служба и опасна и трудна…» Этой песней начался праздничный вечер, посвященный Дню работников о...
21.11.2014 | Клинцы. Концерт для Ирочки.
Беда приходит нежданно. Так же ворвалась она и в семью Наумкиных. Молодые супруги ждали первенца и б...
21.11.2014 | Брянская область. Всесторонняя поддержка жителям Украины, покинувшим родину.
Брянская область – один из российских регионов, где оказывается всесторонняя поддержка жителям Украи...
21.11.2014 | Клинцы. Порядок расчета платы гражданам за коммунальные услуги.
Порядок расчета платы гражданам за коммунальные услуги осуществляется по постановлению Правительств...
21.11.2014 | Клинцы. Герои нашего времени.
Героями не рождаются. Ими становятся. Обыкновенные мужчины, сумевшие в момент опасности не испугатьс...
21.11.2014 | Брянская область. Александр Богомаз: «Все социальные обязательства будут выполнены»
На заседании президиума Правительства Брянской области рассматривался вопрос о проекте областного б...

Предисловие к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
ПРЕДИСЛОВИЕ.
В нашей экономической литературе очень мало работ по истории отдельных промышленных предприятий и отдельных промышленных гнезд республики. Архивы отдельных фабрик и заводов, представляю¬щие драгоценный конкретный материал для историка промышленности, почти еще не тронуты. Все сводные работы по истории промышленности и отдельных ее отраслей, построены преимущественно на офи¬циальных материалах всероссийских переписей, данных министерства финансов, отчасти использованы материалы фабричной инспекции и проч. Архивы предприятий почти не были затронуты: либо вследствии их недоступности, либо (если доступ был возможен) потому что изучению отдельных предприятий, отдельных промышленных гнезд не уделялось до сих пор достаточно внимания. Между тем, ряд вопросов, встающих перед всяким, кто знакомится с историей нашей промышленности, остаются и останутся не разрешенными, пока к делу не будет привлечен новый материал, преимущественно из архивов фабрик и заводов. И самая история нынешнего хозяина промышленности — рабочего класса Советских республик будет не полной до тех пор, пока из пыльных шкафов фабричных архивов не будут извлечены на свет данные, касающиеся положения, быта, условий труда, отношений с хозяевами и проч. рабочих отдельных предприятий, отдельных промышленных районов.
Архив отдельной фабрики, отдельного завода — если он сохранился полностью — во-первых, может в миниатюре и притом очень кон¬кретно дать историю развития всей русской промышленности (конечно с индивидуальными отклонениями свойственными данной фабрике, данному заводу). Проще говоря, в истории единичного предприятия должна найти отражение история всей промышленности и это отражение может иметь особую ценность, вследствие сугубой конкретности материала. И во-вторых, хорошо использованный архив предприятия, должен дать точные и исчерпывающие ответы на целый ряд вопросов, выяснение которых имеет коренное значение для истории всей промышленности в целом.
К циклу последних вопросов, являющихся наиболее важными относятся такие, например, вопросы:
1. Как возникло предприятие? Возникло ли оно на „голом месте", либо выросло из того, что называется кустарной промышленностью? Совокупность каких условий привела к образованию предприятия в данном месте и именно такого предприятия, не иного?
2. Ступени развития технической структуры предприятия и ступени развития „экономического вида". (Мастерская, раздаточная контора, соединение раздаточной конторы с мануфактурой и т. д.). Хронологические границы „промышленного переворота". Влияние машин и проч.
3. Для промышленных гнезд процесс концентрации может быть представлен очень ярко.
4. Вопросы, касающиеся рынка; эти вопросы по сю пору почти не затрагивались.
5. Капиталистическое накопление (темп, методы, условия и пр.).
Можно было бы, конечно, продолжить этот перечень вопросов
ответы на которые пролили-бы свет на очень многие туманные и спорные проблемы в истории нашей промышленности. Но для нас важно в данный момент просто отметить большую ценность работ такого типа, если они опираются на добросовестное изучение архива.
После этих предварительных замечаний можно обратиться к „Истории клинцовской промышленности", изданной, судя по названию, к столетнему юбилею клинцовских фабрик.
По содержанию это популярная работа, частью компилятивного характера, частью опирающаяся на архивные первоисточники.
Приходится пожалеть, что автор не смог использовать полностью архивов клинцовских фабрик. Благодаря этому, кое-что в истории клинцовской промышленности остается неясным и недоговоренным и прежде всего не ясна история возникновения в Клинцах суконных фабрик.
По той схеме, которую дает автор в своей книге дело обстояло таким образом: клинцовские купцы вплоть до польского восстания 1831 г. находились в Польше, скупали там сукна, пересылали их для сбыта в Россию. Они играли роль посредников между суконщиками Польши и Германии с одной стороны и русскими купцами с другой. В Клинцах в это время существовало кустарное производство чулков, к которому эти купцы отношения не имели. Польское восстание выгнало клинцовских купцов из Польши, они вернулись на родину и так как здесь заняться старым делом нельзя было, принялись за устройство фабрик. Клинцовская промышленность выросла, таким образом на „голом месте", как прямо говорит об этом автор в той части книги, где у него идет речь о роли немцев в создании клинцовской суконной промышленности.
Вряд ли с таким утверждением автора можно согласиться. Нам не известно, что говорят об этом клинцовские архивы, но и тот материал, который приведен автором в его книге оставляет место сомнениям в справедливости такой схемы.
Дело обстояло, видимо, не так просто. Своим возникновением клинцовские фабрики, повидимому, обязаны перекрестному действию двух основных причин. Прежде всего, стародавнему существованию в Клинцах кустарного суконного производства. По словам Гутмаца, говорит автор, в Клинцах уже к 1825 г. чулочное производство было поставлено прочно. А возникло оно, очевидно, задолго (на это должны ответить архивы) до 1825 г. Мы не согласны с автором, относящим возникновение чулочной промышленности в Клинцах к моменту появления там Широкова нагруженного заграничными станками. Ниже автор сам говорит, что за налаживание немецких станков взялись местные мастера. За налаживание станков могли взяться только чулочники, а не пекаря. Затем быстрый рост производства станков на месте, по немецкому образцу, несомненно предполагает существование чулочного дела до опытов Широкова—Гросса. Неудача Широкова объясняется очевидно тем же, чем объясняется неудача Лихоманова, чем объясняется неудача многих российских мануфактур, возникавших примерно в этот период. Она оказывалась не в состоянии бороться с кустарем, с мелким производителем, так как не могли противопоставить этому мелкому производителю лучшей техники. Автор и говорит, что не станки Широкова, а станки произведенные на месте разошлись по мелким мастерским. Ни Широкову ни Лихоманову не удалось разрешить задачу организации крупного производства в Клинцах. Чулочное же производство, по сути дела, было суконным производством. Чулок ведь был „касторовым", а не вязаным. Автор описывает процедуру производства чулка. Исходным пунктом этой процедуры было тканье полосы сукна, которая затем резалась на части, сшивалась, попадала на „копыло" и т.д. Помимо этих чулочных „фабрик" существовали „суконные заводы". Эти „суконные заводы" готовили пряжу для чулочных фабрик и в то же время ткали грубое сукно. Таким образом, суконное производство существовало в Клинцах издавна, еще до появления фабрики Лихоманова. Правда, это было кустарное производство, ютившееся в мелких мастерских, но все же суконное производство. В Клинцах, таким образом, были готовые кадры работников: прядильщиков, ткачей и т.д. и немцы не были, очевидно, первыми учителями клинцовских рабочих. Во-вторых, значительная часть клинцовского купечества, сидевшего в Польше, не представляла собой купцов торговцев. Это были уже представители торгового капитала, проникавшего в промышленность. В биографии Машковского, приводимой автором в книге, говорится о скупке суровья, которое затем отдавалось в валку одному, в аппретуру другому, в окраску третьему и т. д. и только потом уже готовое сукно переправлялось в Россию. Клинцовские купцы, если Машковский правильно передает факты, были типичными представителями системы домашне-капиталистического производства. Собственного производства они не организовывали, а довольствовались эксплуатацией уже существовавших мелких мастерских.
И когда польское восстание выгнало их в Клинцы, они застали здесь хорошо знакомую им обстановку мелких мастерских уже занятых производством сукна. Правда, это было сукно не тех сортов, с которыми они привыкли иметь дела, но эта беда была поправима. Прибыв в Клинцы купцы, не сделались сразу фабрикантами „масловых" и „мезерецких" сукон, а взялись за то, что в Клинцах уже было налицо — за чулочное дело. Лихомановский опыт неудачной организации производства широких сукон, очевидно, им был известен. Поэтому они взялись на первых порах за чулочников. Медленно, осторожно и постепенно, большинство из них от чулочного дела, переходило к производству широких сукон, устанавливая, по видимому, рядом с узкими и широкие станы. Так, из чулочного дела выросла Глуховка, также поднялся и огромный Стодол, который долго соединял суконное производство с чулочным. Если же стать на точку зрения возникновения суконных фабрик сразу, многое остается непонятным. Непонятно почему Пентегинская фабрика фигурирует в одно и тоже время и как суконная и как чулочная (стр. 34 и 35). Непонятно куда девались „суконные заводы" после польского восстания. А что они не провалились сквозь землю видно из того, что в 1845 г. один из них попал в руки мужа „торговки блинами", Никифора Сапожкова (Глуховская фабрика). Но как не все позднейшие клинцовские фабриканты, переехавшие в Клинцы из Польши, занимались там эксплуатацией мелких суконных мастерских (Зубов, например, торговал икрой, Лихоманов вел меховую торговлю с Лейпцигом), точно также не они одни были основателями клинцовских фабричных династий. Наряду с приезжими из Польши выступают исконные местные, выросшие на эксплуатации "клинцовских чулочников-кустарей. „Старик Кубарь" типичный представитель такого разряда фабрикантов, выросших на поту клинцовских кустарей. Клинцовская чулочная промышленность, нужно думать, была матерью современных клинцовских крупных предприятий.
Автор, стоящий на точке зрения возникновения клинцовских суконных фабрик на „голом месте", вполне понятно, не мог ставить своей задачей проследить историю поглощения мелких кустарей-чулочников мануфактурой. А между тем крайне интересно было бы проследить этот процесс, выяснив, как возникла в Клинцах мануфактура, какими путями и судьбами прежние кустари превратились в рабочих мануфактуры.
Подробная и довольно обстоятельная по количеству фактического материала глава „о технике" дает довольно яркое представление о суконных мануфактурах в Клинцах. Имеется и достаточно данных для того, чтобы судить о размерах этих предприятий. Исаевская мануфактура, которая для того времени могла выглядеть огромным предприятием, видимо, была не особенно большой.
Трудно построить огромное предприятие в течение года, а фабрика Исаева начала строиться в 1833 г. уже в следующем 1834 г. была пущена в ход. Глуховская мануфактура, включая здания, оборудование, сырье и прочее оценивалась по инвентариуму 1849 г. в десять с половиной тысяч руб. Сумма очень небольшая для промышленного предприятия.
„Промышленный переворот", превращение мануфактуры в современную фабрику произошел в Клинцах довольно поздно. Любопытно, что смена, по выражению автора, деревянной техники металлической шла на всех фабриках в строгой последовательности от чесания к прядению и только в 90-х годах прошлого столетия закончилась механизацией ткацкого дела. Только в 20-е столетие клинцовские фабрики вступают, как промышленно-капиталистические предприятия современного типа.
Этому вступлению предшествовал долгий период накопления и концентрации капиталов. Если о процессе накопления автор дает достаточно данных, то процесс концентрации у него затушеван. Между тем, этот процесс прямо бросается в глаза. После каждого кризиса гибнет ряд предприятий, растут и усиливаются уцелевшие. Автор с достаточной подробностью отмечает гибель отдельных предприятий, однако, не выясняет конкретные экономические причины разорения той или иной фабрики. Нужно полагать, что Клинцы не были исключением и там гибли предприятия технически отсталые, не выдержавшие конкуренции с хорошо оборудованными фабриками. Преимущества технически передовых предприятий перед технически отсталыми обнаруживаются на рынке, где эти предприятия сталкиваются, как продавцы произведенных товаров. Характеристика причин и обстоятельств сопровождающих процесс концентрации клинцовской промышленности не отделима поэтому от характеристики рынков клинцовского сукна. Рынками сбыта продукции, автор как раз пренебрег, Между тем архивные данные несомненно содержат исчерпывающие материалы по этому вопросу. Выборка соответствующих мест из главных бухгалтерских книг могла бы дать достаточно материала для солидного суждения на этот счет. К сожалению, автор этих данных не приводит. Краткое упоминание о ярмарочных продажах говорит очень мало.
Кстати, бросается в глаза обилие пожаров, которые уничтожали клинцовские фабрики в моменты промышленных кризисов. Очевидно это не случайность. Машковский в своей автобиографии проговаривается на счет истинных причин пожаров на его фабрике. „Бог посещал его пожаром" тогда, когда фабрика была застрахована, при чем страховая премия превышала стоимость зданий и оборудования. Пара „несчастных" пожарных случаев и Машковский выступает в качестве солидного (в смысле денежном) купца-фабриканта. В моменты кризисов, нужно думать, клинцовские фабриканты пожарами поправляли плохие обстоятельства. Пожар был средством, с помощью которого избегали разорения. Средствами г.г. фабриканты вообще не брезговали.
Среди них встречаются люди для которых пара уголовных дел в прошлом — пустяки. Исаев возвышается среди клинцовских фабрикантов, как образец человеческой подлости и низости, может быть только потому, что о нем автор собрал сведений больше чем о других. Вряд ли остальные были лучше...
Довольно бледные воспоминания клинцовских рабочих помещенные в виде иллюстративного материала в главе IV не бросают новых лучей света на долгополые старообрядческий фигуры бывших клинцовских хозяев. Память рабочих наверное сохранила больше, нежели передано в этих сухих протокольных воспоминаниях. Ведь материал собранный в главе „о труде" рисует положение клинцовского рабочего "в доброе старое время" в очень мрачных красках. Патриархальщина в отношениях рабочих и фабрикантов была занавеской, за которой скрывалась самая разнузданная и беспощадная эксплуатация. Буквально нищенская заработная плата, хозяйские харчи, о которых один из рабочих говорит „одно название только", нечеловеческие жилищные условия, обстановка работы в самом предприятии, все это прикрывалось хозяйским похлопыванием рабочего по плечу и „ласковыми" словами: „работай Степан хошь до смерти, увольнять не буду". Степан и работал, пока держали ноги, а затем, в лучшем случае „инвалидное положение", ручной станок и бесконечный рабочий день, в течение которого еле живой старик-рабочий дрожащими руками перебрасывал взад и вперед челнок. За это ему уплачивалось столько, что даже по клинцовским ценам нельзя было купить пуда хлеба. Это в лучшем случае, а в худшем хозяин просто выгонял на улицу. Патриархальщина, система расплаты квитками на фабричную лавку, крайне низкая заработная плата, держались в Клинцах очень упорно. Захолустный характер посада позволял хозяевам поддерживать уровень эксплуатации на большой высоте, практикуя самые гнусные ее способы. В систематическом обирании рабочего идти дальше прямо некуда было, если хозяин еще в XX столетии умудрялся заставить рабочих оплачивать освещение фабрики. Норма эксплуатации клинцовских рабочих переходит всякие границы. Если сопоставить цифры приводимые автором, общей суммы заработной платы, выплачивавшейся клинцовским рабочим с цифрами прибылей, получавшихся фабрикантами, то вопиющая эксплуатация рабочих встает во всей наготе. Клинцовским рабочим есть за что помнить старых хозяев.
Положение рабочих после реформы 1861 р. обрисовано автором в этой главе с достаточной полнотой. Зато о периоде до 1861 г. в книге почти ничего нет. Единственное упоминание в книге „о поставщиках" рабочей силы свидетельствует только о том, что и клинцовские фабрики видели в своих стенах крепостных рабочих. Автор не указывает имеются ли какие нибудь данные о положении этой категории рабочих в клинцовских архивах, или этих данных там не сохранилось. Характеристика положения крепостного рабочего в Клинцах имела бы особый интерес, в виду своеобразия тех условии, в которые выросла там купеческая фабрика.
Глава о профессиональном и революционном движении в Клинцах стоит несколько особняком от первых глав. Не чувствуется органической связи между соседними главами, особенно главой „о труде" и данной. Получается представление, что профдвижение и революционное движение в Клинцах до 1917 г. представляли что-то занесенное извне, не имевшее прочных корней в посаде и не вызванное внутренними условиями жизни и быта клинцовского рабочего. Нам думается, что это не совсем так. Конечно, клинцовский рабочий был более отсталым по сравнению с рабочими крупных промышленных центров. Эта отсталость объясняется в основном двумя причинами: во-первых, тем, что Клинцы были расположены вдалеке от этих центров, посад затерялся в безбрежном море окружавшего деревенского населения (железная дорога прошла очень поздно) и во-вторых, тем, что многие клинцовские рабочие не разорвали связи с землей, с деревней, из которой они пришли на фабрику. В этом и причины упорного существования в Клинцах патриархальных отношений у фабриканта с рабочим, в этом и причины недружелюбного отношения к „чужому" рабочему, к немцу, в этом причины цеховой розни между теми и другими, в этом же причины религиозных, национальных, бытовых и прочих предрассудков, встречавшихся у клинцовского рабочего. И все таки, несмотря на эти обстоятельства, безусловно игравшие роль тормозов в развитии профессионального и революционного движения в Клинцах, сказавшихся даже в годы гражданской войны, несмотря на все это, все же и для профдвижения и для ревдвижения почва должна была быть достаточная и на месте. Уж больно незавидно было положение клинцовских рабочих. И вот, как раз, истоков внутренних причин и корней автору показать не удалось. Возможно, и даже не возможно, а вероятно, это не его вина. Материалов по этим вопросам в самих Клинцах, очевидно, накоплено еще мало. Собирание истпартовских и истпрофовских материалов связано с трудностями очень часто непреодолимыми.
Советский период представлен в книге небольшим очерком касающимся, главным образом, истории организационных форм. Это истории сегодняшнего дня, писать такую историю пространно, пожалуй, трудновато.
Трудность в писании этой истории сегоднешнего дня заключается главным образом в том, что она теснейшим образом связана с историей партийной организации в Клинцах и в губернии, с деятельностью партии в этот период. Героической работе партии обязаны Клинцы сохранением своей суконной промышленности; поддержке и руководству партийной организации обязан Клинцовский союз текстильщиков успешностью своей работы.
Только централизующая и направляющая воля лучших слоев клинцовских рабочих, действовавших под руководством партии, против всех внутренних центральных сил и враждебных внешних влияний пронесла клинцовскую промышленность через бурю гражданской войны к дальнейшему росту и процветанию, на новых, коренным образом, изменившихся основах.
Мы указали на спорные места в „Истории клинцовской промышленности" и указали на отдельные недостатки книги, объясняются они, очевидно, во многом недостаточностью использованного материала. Но эти спорные пункты и отдельные недостатки не лишают книгу в целом значительных достоинств. Некоторые отмечены уже нами выше. К числу их относится история техники в клинцовской промышленности, характеристика положения рабочих после реформы 1861 года. Но что особенно ценно в книге так это то, что каждое свое положение, каждый свой вывод автор подкрепляет солидным фактическим материалом и в некоторой части материалом совершенно новым. Сводные данные о всех фабриках в целом и при том данные сравнимые по периодам даны в книге почти с исчерпывающей полнотой. Только один фактический материал в значительной степени искупает недостатки книги.
Но достоинства книги заключаются не только в соответствующей группировке фактического материала. Есть ряд моментов очень хорошо выполненных как со стороны соответствующего освещения фактов, так и со стороны стройности и последовательности выводов. К числу таких мест в книге относится характеристика автором периода „первоначального накопления" в Клинцах. В России вообще период первоначального накопления протекал в несколько видоизмененной, по сравнению с Англией, формой, которая так мастерски очерчена Марксом в „Капитале". Эти особенности Российского „первоначального накопления" состоят в том, что накопление капиталов и накопление свободной рабочей силы в нашей стране оказалось, если можно так выразиться, разорванным, Сущность „первоначального накопления" заключается в накоплении денежных капиталов достаточных для возникновения капиталистических промышленных предприятий и в накоплении достаточного количества „свободных" рабочих, свободных от земли и всяких средств производства вообще. Денежные капиталы в России были накоплены, в мере достаточной для возникновения промышленных предприятий, еще к концу XVIII столетия, а свободные рабочие руки отсутствовали вплоть до реформы 1861 года. Реформа 1861 года, бывшая ничем иным, как грандиозным грабежом крестьянских земель, положила прочное начало формированию в нашей стране подлинных кадров промышленных рабочих. Суррогат промышленного рабочего „вольный" рабочий первой половины XIX столетия был оброчным крепостным. Это тип промышленного рабочего, с которым капиталист только вынужден был мириться за отсутствием на рынке другой рабочей силы. Клинцы знали рабочих, которых поставляли на фабрики помещики, как поставляют по договору определенное количество шпал, кубических саженей дров и т.п. очевидно, это были даже не оброчные, а барщинные крестьяне.
Реформа 1861 года была исходным пунктом формирования промышленного пролетариата и в Клинцах. И там начался период „первоначального накопления" в этом смысле. Автором красочно, простым перечислением фактов, лучше всяких длинных рассуждений, охарактеризован и процесс и методы и результаты этой эпохи, выражающиеся в крайней нищете рабочих масс.
Было бы бесцельно перечислять одно за другим достоинства книги. Читатель найдет их сам. Может быть иной раз он не согласится с некоторыми отдельными положениями выдвинутыми автором в его книге. Но мы думаем, что расхождение обнаружилось бы, главным образом, в деталях. Мы говорим в деталях, потому что в основном и наиболее существенном автору все же удалось, в меру использованного материала, дать более или менее стройную и цельную картину столетнего развития клинцовской суконной промышленности.
Не говоря уж о том, что клинцовские рабочие для которых главным образом, предназначена эта книга, прочтут ее с интересом, она может достаточно широко использована на местах и в школах. Цифровой и вообще фактический материал может оказаться хорошим подспорьем при изучении обществоведения. Под таким углом зрения он должен пойти в обращение.
Фотографии в книге подобраны удачно, некоторые из них весьма типичны и интересны.


Ф Козлов.
г.Москва.

Р.S. Несколько слов о приложении, которое озаглавлено „Сведения об отдельных фабриках". Это приложение представляет собой краткую историю клинцовских фабричных династий и изложение отдельных фактов из быта их „главарей", этих „великих клинцовских приобретателей", которые прибирая к своим рукам предприятия своих неудачливых соседей, пользуясь карманом казны, получая бешеные барыши от эксплуатации рабочих вырастили Стодол. Жестокая расправа кнутом и сшибание родного сына с телеги ударом кулака, являются яркими штрихами характеризующими нравы этих людей.
В общем это приложение заслуживает внимания главным образом с точки зрения бытовой, как рисующее фигуры прежних клинцовских господ, купцов-фабрикантов, фигуры, клинцовским рабочим по старой памяти, хорошо знакомые.

Ф. К.
Клинцы. Ремонт серверов, компьютеров, мониторов, планшетов. смартфонов, телефонов.


Гостевая книга портала


Санаторий "Вьюнки"

Санаторий "Затишье"

Краеведческий музей

Памятники города Клинцы

Старый Парк имени Воровского

Расписание автовокзала

Расписание поездов

Интеллектуальная поисковая система Nigma.ru


КАРТА Клинцовского района

Автомобильная карта Клинцовского района

КАРТА города Клинцы

Генеральный план г. Клинцы

Черниговская губерния 1821 год

Карта Клинцов и Клинцовского района середина 19 века


О самом авторе. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Предисловие Ф. Козлова к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Предисловие самого автора к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава первая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава вторая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава вторая. Период третий. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава третья. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава четвертая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава пятая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава шестая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Приложение. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Список литературы. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев



Нужен ли Клинцовскому порталу чат и форум?
результаты
только Клинцовский чат
только Клинцовский форум
Клинцовский чат и Клинцовский форум
ничего



Село Клинцы Кировоградская область, основано и названо клинчанами из слободы Клинцы Суражского уезда



Храм Георгия Победоносца села Елионка



Клинцовский велоклуб "Шторм"


 

 

© 2009-2014 Клинцовский портал "klintsy-portal.ru"
При перепечатке и использовании материалов их в любой форме, ссылка на "klintsy-portal.ru" обязательна.
Права на все работы, принадлежат их авторам.
По всем вопросам обращайтесь на admin@klintsy-portal.ru

Яндекс.Метрика