Главная  Клинцы  Фото города Клинцы  Клинцовский район  Населенные пункты  Культура  Поэты 
 Художники  Учебные и медицинские  Учреждения, предприятия  Краеведение  Старообрядчество 
 Русские старообрядцы на Дунае.  История города Клинцы и Клинцовского района.. 
 Генеалогия. Архивы.   Памятники. Мемориалы.   Достопримечательности 

 История Старообрядческой церкви. Краткий очерк.
 “Двенадцать статей” царевны Софьи
 Епифановщина
 Преображенско-Введенский старообрядческий храм
 Троицкая церковь
 Вознесенская церковь
 КЛИНЦОВСКИЕ ТИПОГРАФИИ
 Типография Почаев
 Николо - Пустынский монастырь, город Клинцы
 Клинцы, типография Железняковых и Рукавишникова.
 Клинцы, типография Карташевых.
 Старопечатная книга "Новый Завет и Псалтырь"
 Происхождение и социальный состав миграционных потоков русских староверов на территорию Стародубья в XVIII веке
 Шапошников, Аркадий (Андрей Родионович)
 Предисловие к книге "Старообрядчество"
 Аввакум Петров
 Иноки Алимпий, Геронтий и Павел.
 Амвросий, Митрополит Белокриницкий
 Анна Кашинская
 Белокриницкая иерархия.
 Богослужение.
 Боярыня Морозова.
 Брадобритие.
 Гонения.
 Духовные центры старообрядчества.
 Духовное образование.
 Иконописание.
 Кадило и кацея.
 Крестное знамение и благословение.
 Крест нательный.
 Купцы и предприниматели.
 Лестовка.
 Литература старообрядческая
 Меднолитые иконы и кресты.
 Начал.
 Начетчики.
 Одежда старообрядца.
 Павел Коломенский и Каширский.
 Пение старообрядческое.
 Подручник.
 Раскол Русской Церкви.
 Русская Православная Старообрядческая Церковь.
 Соборы Церкви.
 Соловецкий монастырь.
 Старообрядческие святые.
 Старообрядческое книгопечатание.
 Стоглавый Собор.
 "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Предисловие к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Предисловие самого автора к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава первая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава вторая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава вторая. Период третий. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава третья. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава четвертая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава пятая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава шестая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Приложение. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Список литературы. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев


28.10.2015 | Брянский Губернаторский симфонический оркестр.
ПРЕСС-РЕЛИЗ В преддверии дня народного единства 3 ноября 2015 года в 19-00 в Концертном зале ...
21.11.2014 | Брянская область. Обсуждение эффективности выделения субсидий на поддержку малого и среднего предпринимательства.
Глава региона Александр Богомаз провел рабочую встречу с главами муниципальных образований Брянской ...
21.11.2014 | Клинцы. Кто не должен, спит спокойно.
До 5 ноября налогоплательщикам следовало исполнить этот свой конституционный долг. Но все ли спят сп...
21.11.2014 | Клинцы. Пишем сочинение.
В соответствии с письмом Рособрнадзора № 02-675 от 15.10.2014 года 20 ноября 2014 года во всех общео...
21.11.2014 | Клинцы. Верные стражи закона.
«Наша служба и опасна и трудна…» Этой песней начался праздничный вечер, посвященный Дню работников о...
21.11.2014 | Клинцы. Концерт для Ирочки.
Беда приходит нежданно. Так же ворвалась она и в семью Наумкиных. Молодые супруги ждали первенца и б...
21.11.2014 | Брянская область. Всесторонняя поддержка жителям Украины, покинувшим родину.
Брянская область – один из российских регионов, где оказывается всесторонняя поддержка жителям Украи...
21.11.2014 | Клинцы. Порядок расчета платы гражданам за коммунальные услуги.
Порядок расчета платы гражданам за коммунальные услуги осуществляется по постановлению Правительств...
21.11.2014 | Клинцы. Герои нашего времени.
Героями не рождаются. Ими становятся. Обыкновенные мужчины, сумевшие в момент опасности не испугатьс...
21.11.2014 | Брянская область. Александр Богомаз: «Все социальные обязательства будут выполнены»
На заседании президиума Правительства Брянской области рассматривался вопрос о проекте областного б...

Глава вторая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
.ГЛАВА ВТОРАЯ.

ПЕРИОД ПЕРВЫЙ

От момента возникновения Лихомановской фабрики до постройки крупных фабрик.

Суконные фабрики Черниговской губернии. Возникновение первой суконной фабрики в Клинцах. Первая чулочная фабрика. Появление „суконных заводов". Клинцовская чулочная
промышленность.


В Черниговской губернии, в пределах которой до самой революции находились Клинцы, суконная промышленность возникла очень давно. Еще в 1756 году в местечке Батурине Конотопского уезда фаворит царицы Елизаветы граф Кирилл Разумовский устроил, довольно обширных размеров, суконную мануфактуру на которой выделывались армейские сукна и сукна для дворцовых ливрей ( Ливрея—костюм, расшитый золотым галуном, в который одевали придворных лакеев и всякого рода служащих во дворцах.). Несколько позднее, в 1810 году наследник Разумовского выстроил вторую фабрику в селе Машеве Новгород-Северского уезда. Эта вторая фабрика, с замужеством его дочери, перешла к князю Урусову, а позднее к Головиной. В 1816 году в Стародубском уезде в своей вотчине Понуровке предприимчивый помещик гвардии полковник М. Миклашевский устроил фабрику тонких сукон, которая была довольно хорошо оборудована заграничными машинами и велась под руководством иностранных мастеров. Сукна, которые вырабатывались на этой фабрике, были очень хороши и неоднократно премировались на выставках. В 1865 году на этой фабрике была учреждена компания под фирмой, И. М. Миклашевский и К°, но она просуществовала недолго и в 70-х годах фабрика была ликвидирована, а часть машин, по преимуществу отделочных, купил Барышников для своей, вновь строющейся фабрики. В 50-х г.г. Глуховская фабрика посылала в Понуровку отделывать свои сукна, где в то время работал великолепный аппретурный мастер, Клинцовский уроженец Афанасий Варлаамович Лутшев (1802—1877), мастерством своим нисколько не уступавший иностранцам. Была еще фабрика в Володковой Девице Нежинского уезда, принадлежавшая князю Голицыну и еще целый ряд небольших суконных фабрик, работавших армейское сукно; фабрики эти были разбросанны по дворянским гнездам Стародубского, Мглинского и Новозыбковского уездов. Все эти фабрики, за очень небольшим исключением, были оборудованы плохо, почти примитивно; дело на них велось без всякой любви и интереса, труд был исключительно подневольный, крепостной. „Освобождение крестьян" явилось гибелью для дворянского вотчинного хозяйства и все Черниговские суконные фабрики, основанные на крепостном труде, погибли бесследно. Эти фабрики не оказали никакого влияния на самостоятельно возникавший Клинцовский суконный район.
Первое упоминание о возникновении в Клинцах суконной фабрики связано с 1812 годом. Как уже было сказано у Филатова в „Летописи" имеется запись „об отводе Посадским Управлением земли под суконную фабрику Лихоманову, родом из соседнего раскольничьего посада Ардони", где и до сих пор живет много Лихомановых.
До своего переселения в Клинцы, Василий Лихоманов проживал в Польше и вел с Лейпцигом торговлю пушниной, а оттуда привозил в Россию саксонскую фарфоровую посуду; эту торговлю Лихоманова повидимому, прервала война 1812 г. По сведениям, сообщенным Гутманом, Лихоманов торговал сукном в Польше, очевидно, он имел там и фабрику, потому что в „Записках протоиерея Т. Верховского", который, будучи 16 летним юношей, служил в 1816 году в Клинцах на Лихомановской фабрике, находим такую запись: „Лихоманов взял меня в кабинет и неожиданно сказал, что он меня хочет отправить в Польшу, в Мезеричи приказчиком на свою прядильную фабрику, потому что приказчик его, управляющий ею — Исаев, сам сделался в Польше хозяином".( Очень возможно, что здесь речь идет о Петре Исаеве, будущем фабриканте в Ново-Мезеричи под Клинцами.)
По сведениям, уже неоднократно, цитированного нами Гутмана, Лихоманов, начав постройку фабрики в 1812 г., выписал из Польши механика и мастера. В 1814 году фабрика уже работала. Судя по словам Верховского, это была настоящая фабрика. „Мало по малу, пишет он, начал и я привыкать: меня заставили с весу выдавать фабричным мастерам, как-то: на станы основу и на уток пряжу, принимать от сновальщика эти основы и все это старший приказчик Гладков приказал мне записывать". „Познакомился я еще с некиим Разумеевым, занимавшим у Лихоманова должность комиссионера. Его он нередко посылал в разные места по делам торговли. Сверх русских городов, он был посылаем и за границу: в Австрию, Пруссию и Польшу".
К сожалению мы, не располагаем никакими фактическими данными, которые давали бы нам возможность судить о размерах Лихомановской фабрики, о ее выработке и оборудовании и, наконец, о долговременности ее существования. Лихоманов умер в 1831 году, сыновей у него не было и со смертью основателя фабрики, по видимому, продолжать дело было некому.
Фабрика Лихоманова находилась в двух верстах от посада, недалеко от Никольского старообрядческого монастыря. Сейчас от фабрики не осталось никаких следов. Некоторые из старожилов еще помнят долго стоявшие полуразвалившиеся кирпичные стены здания, мимо которых им приходилось проходить по дороге в монастырь. Местный летописец под 1878 годом записал: „Первое здание каменного корпуса снято и место загладилось, где существовало фабричное здание суконной фабрики Лихоманова". По словам механика И. А. Степанова развалины эти купил Карташов и из кирпича выстроил свой мыловаренный завод.
Память о Лихоманове долгое время среди клинчан связана была с небольшой криницей, расположенной также недалеко от монастыря. Эта криница так и называлась „Лихомановской", но криницы этой давно нет и только сильно бьющие ключи, которые окрестное население знает потому, что в них не раз тонули люди, еще. указывают на след, когда то здесь стоявшей фабрики.
Вот, кажется, и все, что удалось собрать о первой клинцовской суконной фабрике.
Отдельным эпизодом, безо всякой связи с последующим, промелькнула эта фабрика в истории клинцовской шерстяной промышленности.
Вскоре после возникновения Лихомановской фабрики, клинцовский уроженец купец-старообрядец, Степан Аггеевич Широков, занимавшийся извозом и торговлей с заграницей, в одну из своих поездок привез в Клинцы четыре суконко-чулочных станка, а с ними вместе и чулочного мастера некоего Гросса. Кроме чулок на этих машинах можно было работать фуфайки и рубашки, которые в то время были в спросе и в большом количестве привозились к нам из за границы. Около 1820 года фабрика Широкова была пущена в ход, но дело не пошло. Ткань в чулках выходила плохой, не удавалась и окраска. Гросс оказался плохим мастером. Провозившись с год, Широков бросил дело и станки вместе с Гроссом перешли к Лихоманову. Но и здесь дело не клеилось, а потому Гросс скоро покинул и нового хозяина. По рассказам современников незадачливый немец долго бедствовал, пока и вовсе не пропал из Клинцов. За налаживание немецких чулочных станков взялись местные мастера, предание рассказывает, что в Клинцах они бывали не плохие.
Указывали на таких талантливых механиков-самоучек, как Малкова или А. И. Варфоломеева, которые не только удачно копировали заграничные чесальные аппараты и разные машины, но недурно и совершенно самостоятельно строили даже паровые машины. Очень возможно, что тот же Варфоломеев, взявшись за чулочные станки, привел их в порядок.
Определенно известно, что за три года (1822—25) к четырем Широковским станкам прибавилось еще 21 станок клинцовского изготовления. По видимому, задача чулочного производства была разрешена в Клинцах благополучно: станки разошлись по небольшим мастерским и на них заработали, а „суконные заводы" пряли пряжу, которой и снабжали эти небольшие чулочные предприятия.
В 1825 году, по словам губернского механика А. Гутмана, чулочное дело в Клинцах уже было поставлено прочно и с этого времени посад долго в большом количестве через украинские ярмарки снабжал всю Россию чулками и фуфайками.
Одновременно с чулочными предприятиями стали возникать и небольшие фабрички „суконные заводы", по большей части приводимые в движение конным приводом. Такие „суконные заводы" работали грубое сукно и пряжу для чулочников, а на некоторых из них тут же стояли „сырцовые машины", на которых приезжим крестьянам расчесывали „волну" (шерсть).
Из предприятий этого периода только одно — Василия Лихоманова могло быть названо, да и то с большой натяжкой, фабрикой, так как в то время в нашем суконном производстве почти не было машин. Вернее следовало бы ее назвать мануфактурой.
Иван Машковский в своей автобиографии, о которой речь будет еще впереди, пересчитывает чулочные и суконные предприятия, которые существовали до 1832 г.: братьев Кучубеевых, А. М. Синельникова, С. Кокорина, Г. К. Горячкина, Заикина и Щеголютина.
Чтобы в дальнейшем не возвращаться больше к чулочному производству в Клинцах, доскажем его историю в нескольких словах. С появлением в Клинцах настоящих суконных фабрик, чулочное производство уже не играло значительной роли в местной промышленности. В 1851 году по словам Гутмана в Клинцах было 9 чулочных предприятий, из которых Пентегинская фабрика (позднее фабрика Мих. М. Гусева, где сейчас кино у моста) была наиболее крупной. Нынешняя громадная Стодольская фабрика выросла из чулочного дела, которое в 1840 году было основано Вас. Евд. Барышниковым на его усадьбе в городе против нынешней типографии; (когда то, дом занимаемый ныне типографией принадлежал В. Лихоманову). В 1851 г. на этой фабрике было 28 чулочных станков и 2 прядильных машины и в деле было занято 42 человека. Все девять чулочных предприятий в год вырабатывали 6000 дюжин чулок, из которых треть приходилась на долю Барышникова.
Но помимо фабрик чулки работались кустарями по домам, по преимуществу в посаде Ардони. В упомянутом 1851 году в Клинцовском районе было выработано чулок на сумму 120 тыс. руб. и потреблено около 4000 пудов местной шленской шерсти.

Чулок, который вырабатывался в Клинцах назывался „костровым" , то есть чулок работался из касторового сукна. На станке ткалась узкая полоса сукна в виде ленты шириной в развернутый чулок, а затем эта лента разрезалась на отдельные куски по длине чулка. Полученная полоса сшивалась мешком, который затем смачивался водой и в мокром виде натягивался на „копыло", на котором мешок принимал форму чулка. Высушенный чулок отправлялся в валку, а оттуда в окончательную отделку.
Клинцовский „костровый" чулок был прочен, но изяществом никогда не отличался, но несмотря на это спрос на чулок был громадный и он в большом количестве расходился по всей России.
В 1850 году по данным земского статистика Е. Щербака производительность десяти тогдашних Клинцовских чулочных фабрик определялась в 63.000 рублей, чулочных станков было 210 и на них было занято 222 человека.
С 70-х годов чулочное производство в Клинцах стало падать, так как суконные чулки понемногу выходили из употребления и им пришли на смену вязанные чулки, которые в Клинцах не производились.
Кризис 80-х годов свел чулочное производство почти на нет. Накануне последней войны в Клинцах существовал только один чулочный фабрикант Клапцов, да еще некоторое количество выгоньевых (Вигонь — шерсть с примесью хлопка.) чулков выделывалось на суконной фабрике Иванова.
ПЕРИОД ВТОРОЙ. С 1832 года до освобождения крестьян.

Польское восстание 1831 г. и его влияние на развитие русской шерстяной промышленности. Возвращение Клинчан на родину и основание первых крупных суконных фабрик. Клинцы в сороковых годах. Суконные и чулочные фабрики в 1851 году. Новых Мезеричь. П. С. Исаев. Шерстяная промышленность в 1860 г. по данным Щербака. Глуховская фабрика. Выставка. Сбыт готовых изделий.

В 1831 году в Польше произошло восстание, последствия которого оказали большое влияние на развитие российской промышленности и в частности текстильной.
Польская текстильная промышленность, особенно шерстяная, развивалась значительно быстрее и успешнее, чем русская. Благодаря близости к Западу, а главным образом благодаря некоторым особенностям действовавшего тогда тарифа. Польша всегда имела возможность поддерживать тесную связь с суконными фабриками Пруссии, Силезии и Познани, заимствуя оттуда производственный опыт и получая необходимых людей. Купцы-суконщики Польши, среди которых было не мало и русских родом из Клинцов, находили выгодным покупать сукно суровьем за границей, уплачивая небольшую пошлину, и затем уже от себя отдавали его в окраску и отделку на местные фабрики. Из Польши сукна попадали не только на украинские ярмарки: в Харьков, Полтаву, Ромны и Кременчуг, но в громадном количестве шли они и в Китай под именем „масловых" и „мезерицких" сукон. По словам исследователя ярмарочной торговли того времени И. Аксакова на всех ярмарках в суконных рядах можно было встретить немало клинчан, торговавших сукном.
Таково было положение вещей накануне польского восстания. Восстание было жестоко подавлено и между Россией и Польшей была установлена таможенная граница, которая исключала всякую возможность дальнейшей торговли и транзита в Китай. Польская промышленность замерла на долго. Многие фабрики оказались разрушенными, а некоторые из фабрикантов, как например Иокиш или Верман скоро перебрались в Россию и уже здесь устроили свои суконные фабрики.
Купцы-суконщики также оказались в безвыходном положении, приходилось что то предпринимать. И вот мы видим, как начиная с 1832 года, некоторые из них, родом из Клинцов, потянулись к себе на родину, чтобы здесь устроить уже собственные суконные фабрики.
Об этом интересном моменте в истории клинцовской шерстяной промышленности рассказывает нам в своей автобиографии фабрикант Машковский.
Отец мой первоначально со свояком Аксеновым (будущим клинцовским суконным фабрикантом) имел компанию, а потом сделался служащим. Ему же коммерческие дела у Аксенова были следующего рода: на польских фабриках близ Варшавы покупали сукна суровьем, отдавали валевать одному, отдавали в аппретуру другому, отдавали красить третьему, готовым уже товар отсылали для сбыта в Россию» Дела эти продолжали вести удачно по 1831 год, в котором последовал польский мятеж; по усмирению поляков граница была изменена. Фабрикантам работать там сукна было уже невозможно и они со всеми своими машинами, скарбом и семействами эмигрировали в Клинцы, к знакомым своим покупателям. В течение 2-3х лет фабрики в Клинцах выросли — братьев Кубаревых, Аксенова, Зубова и Степунина, Черникова, братьев Рыжковых и в Новых Мезеричах — П. С. Исаева...".
Наличие шленских шерстей, которыми тогда так богата была Украина и лесные богатства, дававшие топливо, служили хорошим подспорьем для начатого дела.
Годы 1832—1834 для Клинцов должны быть отмечены, как годы большого строительного оживления. За этот короткий период здесь возникло много хороших и, по тому времени, больших и настоящих фабрик:

1) фабрика Дм. Осип. Зубова и его тестя Акима Степунина (1832) на том месте, где сейчас Баксантова пенько-прядильня.

2) фабрика Кубарева Михаила Борисовича (1832 г.), она же „Кубарщина" или фабрика „Верхнего Кубаря", прозванного так в отличие от другого брата, имевшего фабрику „на низу" по соседству с Глуховкой; „Кубарщина" находилась там, где сейчас техникум;

3) фабрика „Нижнего Кубаря" (с 1832 г.) или Афанасия Борисовича Кубарева — где сейчас Тепляковщина — жилые дома служащих Глуховской фабрики, по соседству с Глуховкой.

4) фабрика Желтова Дмитрия Степановича (1834 г.), по простонародному „мещанчика"; с переходом этой фабрики в 1869 году в руки Сапожкова она получила название Троицкой.

5) фабрика Аксенова, Ивана Филатьевича (1834 г.), позже известная по имени его зятя, как фабрика Кондратьевская.

6) фабрика Пентегина, Аверьяна (с 1834 г.), расположенная у моста на том месте, где сейчас помещается кино, у моста через реку Московка.

7) фабрика Черникова Степана (1832 г.) сначала выстроенная на участке, сейчас занимаемом милицейским Управлением на улице Октябрьской, а позднее, с переходом фабрики к Черкасскову, она перенесена была на участок, который известен под именем Конторовской фабрики.

8) огромная фабрика П. С. Исаева, выстроенная в 8 верстах от Клинцов по большой Суражской дороге. Возникшая на новом месте она получила название „Новый Мезеричь" по имени местечка Мезеричь в Силезии, откуда Исаев заимствовал устройство своей фабрики.

Все перечисленные фабриканты были старообрядцами, людьми бывалыми, исколесившими не только Россию, но и „заграницу". По рассказам некоторых стариков, между первыми фабрикантами встречались люди очень хорошо знавшие суконное дело, как например М. В. Кубарев, Аксенов и другие.
Суконные фабрики этого периода были выстроены хорошо и основательно, так как фабриканты, по видимому, имели большие средства. Придя из Польши, они привезли с собой не только современное машинное оборудование и технику производства, но и пригласили к себе на службу и лиц для постройки фабрик и руководства делом — директоров и мастеров. Некоторые же из фабрикантов, как увидим дальше, привезли с собою и опытных рабочих—ткачей и прядильщиков.
В труде А. Шерера, „Обозрение главных отраслей мануфактурной промышленности в России в 1845 году" находим такое место: клинцовские фабрики находятся на одинаковой ноге с иностранными — имеют свободно нанимаемых рабочих, мастеров—иностранцев и заграничное оборудование.
На основании некоторых данных, капитал, затраченный в тридцатых годах клинцовскими фабрикантами на постройку фабрик, может быть определен суммой в пределах 250—300.000 рублей серебром.
На вновь выстроенных фабриках клинчане стали выделывать те же сукна, какими они привыкли торговать, проживая в Польше, а так как с Китаем они вели большую торговлю „мезерицкими" и „масловыми" сукнами, то они стали вырабатывать и эти сорта. Эти названия сукна получили от небольших силезских городков „Мезеричь" и „Масло", где эти сукна впервые стали вырабатываться специально для Китая. В нашей меновой торговле с Китаем эти сукна долго играли очень важную роль, а так как они являлись и единицей ценности, то от куска требовались определенный вес, ширина, длина, особая кайма и упаковка. Мезеричское сукно, очень плотное и толстое, чуть не в палец толщиной, работалось мокрым утком и после каждого прохода уток ударяли три раза батаном. Сукна эти делались сначала узкими всего 12—14 вершков, но постепенно доведены были до нормальной ширины — 2 аршина 8 вершков.

Окрашивались они обычно в черный цвет (50°/о всего количества), синий (15°/о) и пунцовый (5"/о). Мезеричское сукно считалось лучше маслового, а потому клинчане скоро перешли исключительно на выработку мезеричского сукна. Половинка, в то время так назывался кусок, мезеричского сукна при ширине 1 аршин 10 вершков, весила 35—36 фунтов и стоила 175 рублей серебром. Сбыт клинцовских сукон в Китай шел главным образом через Московского чаеторговца Боткина.
Как уже было сказано выше, после подавления польского восстания между Польшей и Россией была учреждена таможня. Насколько учреждение этой таможенной границы с Польшей оказало влияние на развитие отечественного производства сукон и в частности на усиление суконной торговли с Китаем, можно видеть из нескольких цифр приведенных ниже. В 1820 г. в Китай ввезено было из всех стран 908 тысяч аршин сукна, из коих на долю России приходилось всего 66 тысяч аршин. В 1830 г. Россия ввезла в Китай 144 тысячи аршин, а в 1841 г. она уже ввезла 1.550.000 аршин сукна, из которых немало приходилось на долю Клинцов.


Фабрики, возникшие в начале тридцатых годов внесли большое оживление в жизнь Клинцов. В 40-х годах Клинцы были уже настолько бойким промышленным центром, что Клинчане сложили о себе бахвальную поговорку „Клинцы — городок, а Москвы — уголок". Один из современников, отмечая, что „Клинцы — уголок Москвы", вместе с тем продолжает „точно Москва: высокие дымящиеся трубы суконных фабрик, раскрашенные дома и домики разных величин и со своей собственной слободской архитектурой, отличающейся поразительной безвкусицей; грязные, часто непроходимые улицы, толкотня народа и прочие принадлежности деятельности слобожан напоминают разные Зарядья, Солянки и подобные московские обиталища." Т. Верховский (Стародубье), побывавший в Клинцах в середине 40-х годов, отмечает: „Клинцы — Огромный и богатый посад с 7300 жителей и 1030 домами. Всех фабричных и заводских предприятий 48, в том числе 13 суконных фабрик, а вся промышленность с годовым оборотом в 1.336.600 руб." Из наиболее видных фабрикантов того времени Верховский отметил следующих: Аксенова, Зубова с его тестем Степуниным, М. Кубарева и П. С. Исаева. О последнем Верховский. между прочим, отзывается там: „хотя Исаев и старообрядец, но уже одевался по немецки и жил по барски на европейскую ногу". Несколько позднее, в этот же период в Клинцах возникли и еще фабрики: В. М. Машковского (1834) на том месте, где сейчас Никольская старообрядческая церковь, Полякова П. М. (1837) и чулочная В. Е. Барышникова (1840 г.) — родоначальница Стодола и еще несколько небольших чулочных предприятий.

Первые, цифровые данные о Клинцовских фабриках встречаем у Гутмана, бывшего в 40-х годах губернским механиком в Чернигове. По этим данным в 1851 году в Клинцах существовало 11 суконных фабрик и 7 чулочных с общим производительностью: 411530 аршин сукна и 20500 дюжин чулок всего на сумму 821339 рублей. На всех фабриках занято было 2094 рабочих, из которых 581 были женщины. Фабрика Исаева, находившаяся в 8 верстах от города, в список не вошла. Ниже помещенная таблица, составленная Гутманом, дает полную картину состояния шерстяной промышленности в то время в Клинцах.

СТАТИСТИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА
фабрик и заводов в посаде Клинцы в 1851 г.
и на какую сумму они производили товары.


Зубов и Степунин 127.980 арш. 213.264 руб. 420 муж. 191 женщ.

И. Аксенов ... 60.000 арш. 200.000 руб. 154 муж. 70 женщ.

М. Кубарев . . . 39.900 арш. 59.000 руб. 111 муж. 55 женщ.

Аф. Кубарев . . . 40.000 арш. 56.000 руб. 88 муж. 43 женщ.
.................. и 500 пар чул.

Сапожкова Т. И. . 30.750 арш. 50.000 руб. 150 муж. 81 женщ.

М. Поляков . . . 30.750 арш. 36.950 руб. 62 муж. 29 женщ.

Д. Желтов . .... 15.000 арш. 18.750 руб. 40 муж. 20 женщ.

Ст. Черников . . 24.000 арш. 23.960 руб. 51 муж. 25 женщ.

В. Машковский . . 15.000 арш. 16.200 руб. 41 муж. 21 женщ.

Новиков (фланель) 12.500 арш. 8.715 руб. 25 муж. 12 женщ.

А. Пентегин ..... 11.400 арш. 130.000 руб. 54 муж. 12 женщ.
................. и 2.500 д. чул.



Чулочные фабрики

В. Барышников . . 2.000 пар. 14.700 руб. 18 муж. 4 женщ.

Т. Кузнецов . . . 1.500 пар. 9.000 руб. 30 муж. 3 женщ.

А. Синельников . 600 пар. 3.300 руб. 22 муж. 3 женщ.

Бр. Исаевы . . . 550 пар. 3.300 руб. 19 муж. 2 женщ.

А. Клапцов . . 250 пар. 1.500 руб. 10 муж. 1 женщ.

Черкасский . . 2.000 пар. 12.000 руб. 18 муж. 4 женщ.

В домах у разн. лиц 10.600 пар. 63.600 руб. 200 муж. 5 женщ.



==================================================

Всего . . 411.530 арш. 20.500 дюж. 821.339 рублей 2094 чел. (1513 муж. и 581 женщ.)




В 1851 году Степунинская, она же — Зубовская, фабрика была самая крупная в Клинцах и состояла из трех больших каменных корпусов: 1) главного двухэтажного, к которому примыкало помещение паровой; здесь стояла установленная еще в сороковых годах паровая машина системы „Уатта" высокого давления мощностью в 32 механические силы. Машина эта приводила в движение: 4 трепальных, 25 чесальных, 8 континю, которые готовили ровницу, 11 тонкопрядильных, 4 мюль-жени (из них 2 по 240 веретен и 2 по 210 веретен), 10 поперечно-стригальных, 3 продольно-стригальных, 2 бастовальных, 16 ворсовальных, 7 цилиндрических сукновальных, 2 промывных, 1 центробежную сушилку для шерсти, 1 дегатировочную и 1 аппретурную с 6 прессами.
Мы умышленно подробно перечислили все машины, чтобы дать представление о техническом оборудовании хорошей фабрики того времени.
Второй двухэтажный каменный корпус — ткацкий, в котором помещались 120 ручных ткацких станков и [/b]третий корпус, в котором устроена была зимняя сушилка шерсти. Через этот корпус из реки Туросны проходил канал, в котором проточной водой промывалась шерсть[/b].
В 1851 г. на фабрике работало 610 человек. В администрации, состоявшей из 10 человек, было 6 человек иностранцев. В среднем в это время на фабрике ежегодно вырабатывалось около 120.000 аршин сукна на сумму свыше 200.000 рублей.
Фабрика, будучи снабжена заграничными машинами и знающими мастерами, выпускала хорошие изделия, а потому нет ничего удивительного в том, что степунинские сукна, попадавшие на выставки, сравнивались с сукнами лучших фабрик Московского района — Цурикова или Ганешина, а поступая на рынок они не залеживались в лавках.
Обе Кубаревские фабрики по своим размерам были значительно меньше Степунинской, но выстроены и оборудованы они были так же хорошо как и последняя. Особенно хороша была фабрика „Верхнего Кубаря". По словам Гутмана „постройкой и совершенством машин она превосходила все Клинцовские фабрики того времени".
В 1850 г. у „Верхнего Кубаря" была установлена паровая машина в 15 сил известного бельгийского завода Кокериля в Льеже, а годом позднее здесь уже работал первый в Клинцах механический ткацкий станок, выписанный из Саксонии от Гартмана. Это было большой новостью, так как в Москве такой самоткацкий появился только в 1846 г.
В 1851 году на фабрике было всего 166 рабочих при 7 мастерах, причем все они, не в пример другим клинцовским фабрикам, были русские и раскольники, чем „Кубарь" гордился. Старик „Кубарь" знал хорошо дело, а сын его был отличным красильным мастером, так как много учился у немцев. Сохранился очень интересный документ „Красильная книга 1844 г.", в которой сыном Кубаря собрано много интересных рецептов крашения того времени с образцами сукон и указанием имен немецких мастеров, давших эти рецепты. Старик „Кубарь" все время следил за новостями техники и ими постоянно пополнял свою фабрику. Фабрика эта все время росла и к 1872 г., когда сгорела во время большого пожара, уже являлась громадным предприятием.

Одновременно с основанием перечисленных крупных фабрик, в 1832 г. вблизи деревни Глуховки братья Рыжковы устроили небольшой „суконный завод". В 1845 году это заведение с пятью ткацкими станками приобрел некий Никифор Сапожков, жена которого в то время торговала блинами на базаре. „Завод" этот позднее превратился в громадную Глуховскую фабрику, которая благополучно существует и до сих пор.
После смерти Сапожкова был составлен „Инвентариум движимого и недвижимого имущества, оставшегося по смерти клинцовского 2-ой гильдии купца Никифора Д. Сапожкова, учиненный под надзором командированного члена от ратуши и двух определенных попечителей 2-го октября 1849 г." Этот чрезвычайно интересный документ содержит много ценного материала. По этому „Инвентариуму" чистый капитал фабрики оказался в сумме 54.115 руб. 60 коп. и состоял из:



Наличных денег ........... 62 Рубля 50 копеек

Векселей на сумму..... 2102 рубля 12,5 копеек

Товаров ............ 37430 рублей 90,5 копеек

Фабричных принадлежностей и строений.. 10494 рублей 40 копеек

Домашнего имущества... 1000 рублей 00 копеек

Долгов по счетам 3025 рублей 67 копеек


Оборудование фабрики было скромное и состояло из следующих основных машин:

Трепальных 2
Чесальных 5
Континю 3
Ровничных 2
Прядильных 11
Мотальных 3
Сновальных 1
Ткацких станков . . . 42
Цилиндрических вальных 2
Ворсовальных машин 4
Стригальных 3
Бастовальной 1
Винтовых прессов 2
Парового котла 1
Куба 1
Медных котлов 2

Фабрика приводилась в движение конным приводом. До последнего времени, еще накануне революции, в кабинете владельца хранился кусок деревянного круга, по которому когда то ходили лошади.
В 1858 году, когда дела на фабрике Сапожкова после войны несколько поправились, конный привод заменен был паровой 20-ти сильной машиной системы „Мейер", доставленной саксонским заводом Теодор Виде в Хемнице. Сохранились чертежи этой интересной паровой установки, где сила машины при помощи конических шестерен и вертикального вала передавалась на трансмиссию.
Говоря об отдельных фабриках, возникших в этот период в Клинцах, приходится еще остановиться на Ново-Мезеричской фабрике П. С. Исаева. Хотя эта фабрика и находилась в 8 верстах от посада, но она всегда была нераздельно связана с Клиицами и ее существование представляет интересные страницы в истории клинцовской промышленности.
Исаев, потомственный почетный гражданин, а позднее мануфактурсоветник, сначала старообрядец, а затем единоверец и православный (в зависимости от успехов своих предприятий), был клинцовским уроженцем, но на родину он вернулся уже сравнительно пожилым человеком — 56 лет. Интересна биография этого ловкого человека, бросающая свет на те приемы, какими кое-кто из клинцовских фабрикантов накапливал капиталы. Несомненно Исаев побил рекорды; в отношении обделывания своих дел он несомненно был выше всех клинцовских фабрикантов того времени на целую голову.
Исаев родился в 1787 году, очень рано остался круглым сиротой и некоторое время был поводырем слепых. Когда ему было девять лет, его тетка упросила извозчика Рогаткина взять Петю в Москву, где его отдали мальчиком в лавку. Из Москвы какими то судьбами Исаев вдруг попадает в Польшу, женится на немке, устраивается в Брест-Литовске, где открывает торговлю сукнами и офицерскими вещами. Возвращаясь из Парижа в 1814 году русская армия проходила через Брест, где оставила немало золота Исаеву. Использовав Брест он скоро переселился в Варшаву, где под аркадами Большого театра снова открыл суконную торговлю, а затем купил суконную фабрику в Згерже. В Польше наступает 1831-й год. Исаев, состоя в польской армии маркитаном, налаживает сношения с русскими сферами и входит в милость к наместнику, великому князю Константину. Т. Верховский рассказывает: „Исаев, долго живший в Польше... и во время польского восстания поставлявший сукна на польские войска, но оставаясь в душе русским и живя в Варшаве, передавал главнокомандующему тайны и планы польских мятежников". Немцы, работавшие у Исаева в Мезериче, дополняли этот рассказ: „шпионаж Исаева, говорят они, был раскрыт, но за час до ареста, Исаева унес из квартиры в мешке на плечах некий Пешель, который в Мезеричах был фаворитом Исаева и за свою услугу постоянно вымогал у него деньги".
Этот ловкий человек не был разборчив в средствах. Рассказывают что во время польского мятежа, когда русские деньги были совершенно обесценены, Исаев скупал их за грош и в Мезеричи привез мешки с 400.000 рублей. Говорят также, что Исаев в награду за предательство поляков получил от правительства разрешение беспошлинно вывезти из Польши в Россию якобы „остатки" производства своей Згержской фабрики, а затем под видом остатков вывез беспошлинно очень много сукна и на этой операции нажил большие деньги.
Одним словом Исаев привез в Мезеричи громадное состояние.
Приехав в 1832 г. в Клинцы, Исаев приобрел у помещика Бороздны в Суражском уезде большую лесную дачу в 1094 десятины за 10.000 рублей серебром, а в следующем 1833 году начал строить суконную фабрику.
Постройкой фабрики руководил механик Виткинс, которого Исаев выписал из Польши; очень возможно, что раньше он служил у Исаева на его фабрике в Згерже. Новая фабрика задумана была на широкую ногу. На лесной даче, где строилась фабрика, протекала небольшая речка Унеча, в которую тут же впадала речка Ельня; здесь же находилось и небольшое озеро. Виткинс обе речки соединил каналом шириной шесть саженей и длинной в три с половиной версты. Запрудив Ельню, он получил большую воду, которой и работал на четырех водяных колесах, установленных на канале. Колеса приводили в движение всю фабрику. Благодаря такому расположению канала и речек вся фабрика оказалась на острове.
В 1834 году фабрика частично была закончена и пущена в ход. На покупку участка земли, прорытие каналов, постройку фабричных и жилых корпусов, выписку машин и оборудование фабрики, Исаев затратил, по словам Гутмана, 200.000 руб. ассигнациями, сумму очень крупную для того времени.
Кроме фабричных зданий, расширение которых все время продолжалось вплоть до 1840 года, выстроен был еще и поселок, колония в 40 домиков для выписанных из Згержа и Озерков (в Польше) и из Мезеричь (в Пруссии) мастеров—ткачей и прядильщиков. Колония закончена была также в 1840 году. В колонии были устроены: школа, больница и моленная.
Вновь выстроенное фабричное местечко получило название „Новый Мезеричь" по имени местечка Мезеричь в Силезии, где Исаев в свое время покупал суконное суровье и откуда он взял образец для устройства новой своей фабрики.
В 1851 году в „Новом Мезериче" уже была семь каменных корпусов и один деревянный, в котором помещалось аппретурное отделение. В ткацкой работало 120 ручных ткацких станков. На фабрике занято было 600 человек, кроме довольно большого количества возчиков, дровосеков и прочих вспомогательных рабочих.
В 1851 г. в Новом Мезериче в помощь водяным колесам имелась уже паровая машина Саксонского завода Р. Гартмана мощностью в 26 лошадиных сил. Из общего количества 10 мастеров — шестеро были иностранцы. В этом году фабрика ежедневно потребляя 25 пудов шленской шерсти, свой годовой оборот определяла в четверть миллиона рублей.
В шестидесятых годах фабрика уже состояла из двенадцати корпусов; здесь уже работало 24 чесальных машины, 8 ровничных континю, 10 тонкопрядильных с 1950 веретенами, 11 стригальных, 13 ворсовальных, 7 суконно-вальных машин и несколько механических самоткацких.
Изделия Исаевской фабрики были вообще хорошего качества, но наряду с таковыми он выпускал некоторое количество товара и высоких сортов. Будучи человеком честолюбивым Исаев любил участвовать на выставках, получал на них награды, а за выставку 1870 года ему присудили высшую награду — право изображения государственного герба на своих изделиях. Но особенно Исаев гордился наградой, полученной им в 1851 году на первой всемирной выставке в Лондоне.
Исаев умер в 1870 году дряхлым стариком (93-х лет от роду). После его смерти фабрика и 1400 десятин леса достались одному из его сыновей. Однако фабрика после этого просуществовала недолго.
В 1875 году 6 июня деревянный аппаратный корпус сгорел. С тех пор фабрику больше не возобновляли, машины постепенно распродавались и многие из них попали в Клинцы. Здание Исаевской Фабрики постепенно ветшало, скоро кирпичи растащили. Два корпуса уцелели до последних лет, а затем и их разломали. Сейчас немного осталось от этого предприятия: большая каменная квадратная дымовая труба, хозяйский деревянный дом, запущенный канал с мельницей, заброшенное фабричное кладбище и несколько домиков в колонии.
Несомненно Ново-Мезеричская фабрика своим существованием оказала громадное влияние на Клинцовские фабрики: она была отлично оборудована и имела очень хороший технический и рабочий персонал. Фабрика выделывала хорошие сукна и на ней можно было многому научиться. После ликвидации фабрики машины попали в Клинцы, причем Мезеричские механические станки оказались первыми самоткацкими станами на Стодоле. Разошлись по Клинцам квалифицированные рабочие и мастера, которые многому научили клинчан.
Через десять лет после данных, сообщенных Гутманом, мы располагаем данными, собранными Г. Щербаком в 1860 г. Данные эти рисуют положение клинцовской шерстяной промышленности накануне освобождения крестьян. В протекшие десятилетие между 1851 и 1860 г.г. происходила Крымская война, казна в это время предъявила усиленный спрос на сукно и клинцовские фабриканты не плохо зарабатывали на „сером патриотическом".
За это десятилетие капитал клинцовских фабрик значительно вырос, увеличив производство почти в два раза. Увеличение производства вдвое с 500.000 аршин на сумму 943.163 руб. до 839.000 аршин на сумму 1.468.117 руб. в значительной степени было обязано Крымской войне.
Для характеристики роста капитала и прибылей суконных фабрик этого десятилетия небезинтересны будут цифры, заимствованные из „Инвентариумов" Глуховской, в то время еще очень небольшой фабрики.

1850 Капитал 60.567 Прибыль 6.451
1851 Капитал 67.910 Прибыль 7.343
1852 Капитал 76.217 Прибыль 8.306
1853 Капитал 84.217 Прибыль 8.726
1854 Капитал 87.505 Прибыль 2.621
1855 Капитал 90.994 Прибыль 3.429
1856 Капитал 101.180 Прибыль 10.185
1857 Капитал 112.291 Прибыль 15.965
1858 Капитал 125.279 Прибыль 12.988
1859 Капитал 126.131 Прибыль 851
1860 Капитал 128.236 Прибыль 2.104
1861 Капитал 135.879 Прибыль 7.643
1862 Капитал 134.606 Убыток -1.273
1863 Капитал 141.384 Прибыль 6.778

В приведенном ряде цифр сравнительно скромных барышей, три цифры против 1856, 1857 и 1858 годов резко бросаются в глаза. Оказывается, что эти крупные барыши приходились на годы, связанные с Крымской войной. За три года войны капитал фабрики сразу увеличился на 40% (с 90 тысяч рублей до 125 тысяч рублей), а за все истекшее десятилетие (с 1850 до 1860 г.) он вырос больше, чем в два раза.
Следующая таблица, составленная Щербаком, приводит параллельные данные состояния промышленности для 1850 г. и последующего десятилетия — 1860 г. В этой таблице приведены цифры производства, оборотов и числа рабочих, занятых в производстве.
В течении этого периода происходило несколько мануфактурных выставок, на которых участвовали и клинцовские фабриканты. На мануфактурной выставке 1843 г. Зубов и Степунин выставили семь кусков сукна разных цветов. П. С. Исаев
из Н. Мезеричь — 6 кусков для Китая и 4 — для внутреннего употребления.
В 1851 году в Лондоне состоялась первая всемирная выставка, на которой участвовал П. Исаев, получивший за свои сукна награду.
В 1861 году на мануфактурной выставке в Санкт Петербурге Степунин выставил сукно и сатин на цену от 1 руб. 90 к. до 3 руб. Мих. Кубарев экспонировал сукна ценой от 1 р. 35 к. до 2 р. 50 к., а также чулки и фуфуйки. Здесь же фигурировал и Исаев, изделия которого экспертиза сравнила с лучшими фабриками того времени — Четверикова и Вермана (Цинтенгофская фабрика близь Пернова в Лифляндии).
К концу пятидесятых годов производство китайских сукон начало постепенно сокращаться и фабрики все больше и больше переходили на выработку товаров для внутреннего рынка: сукна, трико драдедама, драпа, фланели, чулок и фуфаек. В это время сукно вырабатывалось на цену от 1 р. 10 к. до двух рублей среднего качества, хорошие же сорта, как драп и сатин, на цену от 3 р. 50 коп. до 4 рублей работались в небольшом количестве.
Изделия сбывались либо через комиссионеров: в Москве — Прибылова и Демонси, а в Петербурге через Фредериксена и Лесникова, либо собственными лавками на Нижегородской и Украинских ярмарках: в Харькове, Полтаве, Ромнах, Кролевце и прочих. И. С. Аксаков, отмечает крупную роль, которую играли на этих ярмарках клинчане, где они не только сбывали свои сукна, но и закупали шерсть. До середины шестидесятых годов сбыт клинцовских сукон распределялся приблизительно следующим образом:

В СПБ 100 тысяч рублей

В Москву и Нижегородскую 250 тысяч рублей ( Отсюда часть сукон шла в Китай)

В Харьков 250 тысяч рублей

В Полтаву 140 тысяч рублей

В Курск 20 тысяч рублей

В Ромны и др. ярмарки 100 тысяч рублей

О производстве сукон этого периода встречаем такие отзывы у современников. „Клинцовские сукна красятся в шерсти, почему цвет держится прочнее, но за недостатком хороших мастеров—красильщиков сукна приходится по несколько раз перекрашивать, почему часть сукон получается цвета бурого. При сушке на воздухе сукна растягивают на рамах, почему из 28 аршин нередко получают до 32 аршин, что, конечно, не может не отразиться на качестве сукна".
1861-м годом заканчивается второй период истории клинцовской шерстяной промышленности. За двадцать восемь лет (с 1832— 1860 г.) капитал увеличился почти в пять раз. Процесс этого роста сопровождался приемами, характеризующими период первоначального накопления капитала, период этот обычно связан с усиленной эксплуатацией труда: дешевой платой, необычайно длинным рабочим днем, усиленным использованием женского и особенно детского труда, непомерными штрафами и всяческими поборами, расплатой продуктами, квитками на лавку и прочим, о чем подробно рассказано в главе о труде.
Сохранившиеся фотографии стариков Кубаревых отлично характеризуют типы купцов—фабрикантов этого периода. А если вы хотите составить представление о фабрике этого периода, то ступайте на Троицкую фабрику (фабрика имени Октябрьской революции), в то время принадлежавшую „Мещанчику". Войдите во двор фабрики и вы сразу почувствуете вотчину купца—фабриканта. Фабричные красные корпуса, хозяйские дома со стеклянными галлереями, окрашенными в белый цвет, палисадниками, внушительного вида амбары—склады, набитые всяким добром; жилые домики с белыми ставнями, каретный сарай, курятники, колодезь с колесом» вечно полощущиеся утки, гуси и куры... Во дворе Троицкой фабрики нет границы где кончается хозяйство купеческого дома и где начинается владение и хозяйство фабричного предприятия. Интересен до
сочности материальный склад для сукна с колоритным каменным крыль¬цом и каменными столбиками. Характерны окошечки, переплетенные в красивую вязь. Это одна из самых интересных, почти не тронутая временем фабрика—усадьба, которая дает полное представление о прошлом суконной фабрики в Клинцах.
Клинцы. Ремонт серверов, компьютеров, мониторов, планшетов. смартфонов, телефонов.


Гостевая книга портала


Санаторий "Вьюнки"

Санаторий "Затишье"

Краеведческий музей

Памятники города Клинцы

Старый Парк имени Воровского

Расписание автовокзала

Расписание поездов

Интеллектуальная поисковая система Nigma.ru


КАРТА Клинцовского района

Автомобильная карта Клинцовского района

КАРТА города Клинцы

Генеральный план г. Клинцы

Черниговская губерния 1821 год

Карта Клинцов и Клинцовского района середина 19 века


О самом авторе. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Предисловие Ф. Козлова к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Предисловие самого автора к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава первая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава вторая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава вторая. Период третий. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава третья. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава четвертая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава пятая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава шестая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Приложение. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Список литературы. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев



Нужен ли Клинцовскому порталу чат и форум?
результаты
только Клинцовский чат
только Клинцовский форум
Клинцовский чат и Клинцовский форум
ничего



Село Клинцы Кировоградская область, основано и названо клинчанами из слободы Клинцы Суражского уезда



Храм Георгия Победоносца села Елионка



Клинцовский велоклуб "Шторм"


 

 

© 2009-2014 Клинцовский портал "klintsy-portal.ru"
При перепечатке и использовании материалов их в любой форме, ссылка на "klintsy-portal.ru" обязательна.
Права на все работы, принадлежат их авторам.
По всем вопросам обращайтесь на admin@klintsy-portal.ru

Яндекс.Метрика