Главная  Клинцы  Фото города Клинцы  Клинцовский район  Населенные пункты  Культура  Поэты 
 Художники  Учебные и медицинские  Учреждения, предприятия  Краеведение  Старообрядчество 
 Русские старообрядцы на Дунае.  История города Клинцы и Клинцовского района.. 
 Генеалогия. Архивы.   Памятники. Мемориалы.   Достопримечательности 

 История Старообрядческой церкви. Краткий очерк.
 “Двенадцать статей” царевны Софьи
 Епифановщина
 Преображенско-Введенский старообрядческий храм
 Троицкая церковь
 Вознесенская церковь
 КЛИНЦОВСКИЕ ТИПОГРАФИИ
 Типография Почаев
 Николо - Пустынский монастырь, город Клинцы
 Клинцы, типография Железняковых и Рукавишникова.
 Клинцы, типография Карташевых.
 Старопечатная книга "Новый Завет и Псалтырь"
 Происхождение и социальный состав миграционных потоков русских староверов на территорию Стародубья в XVIII веке
 Шапошников, Аркадий (Андрей Родионович)
 Предисловие к книге "Старообрядчество"
 Аввакум Петров
 Иноки Алимпий, Геронтий и Павел.
 Амвросий, Митрополит Белокриницкий
 Анна Кашинская
 Белокриницкая иерархия.
 Богослужение.
 Боярыня Морозова.
 Брадобритие.
 Гонения.
 Духовные центры старообрядчества.
 Духовное образование.
 Иконописание.
 Кадило и кацея.
 Крестное знамение и благословение.
 Крест нательный.
 Купцы и предприниматели.
 Лестовка.
 Литература старообрядческая
 Меднолитые иконы и кресты.
 Начал.
 Начетчики.
 Одежда старообрядца.
 Павел Коломенский и Каширский.
 Пение старообрядческое.
 Подручник.
 Раскол Русской Церкви.
 Русская Православная Старообрядческая Церковь.
 Соборы Церкви.
 Соловецкий монастырь.
 Старообрядческие святые.
 Старообрядческое книгопечатание.
 Стоглавый Собор.
 "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Предисловие к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Предисловие самого автора к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава первая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава вторая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава вторая. Период третий. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава третья. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава четвертая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава пятая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава шестая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Приложение. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Список литературы. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев


17.11.2017 | 17 ноября 1919 г. Реввоенсовет РСФСР принял постановление о создании Первой Конной армии под командованием Семёна Будённого.
Армия была создана на базе 1-го Конного корпуса, командиром которого являлся Буденный. В состав ...
16.11.2017 | Господин городовой. Русский полицейский начала ХХ века.
Автор: Леонид Страхов, аспирант Воронежского государственного университета Начало ХХ века принесл...
15.11.2017 | Александра Коллонтай. Революция как «стакан воды».
Среди русских революционерок немало ярких личностей, Александра Михайловна Коллонтай – одна из н...
15.11.2017 | Александр Шляпников. Пролетарий в революционном водовороте.
Александр Гаврилович Шляпников – пролетарий и профессиональный революционер-большевик. С репре...
14.11.2017 | Из отступивших повстанческих отрядов выросла Таращанская бригада, а из этой бригады нынешняя 44 стрелковая Волынская дивизия.
Организация восстания против гетмана В первых числах февраля 1918 года власть в Звенигородском ...
14.11.2017 | Брянские заводы в 1880—1890 годах.
"Летопись Революции" № 4 1925 год. Журнал Комиссии по изучению Истории Октябрьской Революции и Комм...
14.11.2017 | 1917 год, старообрядчество. К вопросу о феномене старообрядчества.
Автор - Б.П. Кутузов. “По сведениям митрополита Андриана, к 1917 году староверы при числ...
14.11.2017 | Всероссийский церковный собор 1917-1918 гг. Как явление соборной практики Церкви.
Алексей Беглов Введение ПОМЕСТНЫЙ собор Российской Православной Церкви 1917-1918 гг. б...
14.11.2017 | Бежица, 1917 год.
Учредительное собрание и сторонники коалиции. С первых же дней революции мы требовали немедленног...
14.11.2017 | Клинцы 1917 год.
В Исполнительный Комитет Совета Рабочих и Солдатских депутатов поступило заявление директора Клинцов...

Глава третья. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

Оборудование и техника производства. Мойка шерсти, чесание и прядение, ткачество, крашение, отделка сукон, механическая сила, электричество, стоимость оборудования, стоимость производства.

Производительность фабрики, удешевление производства, а в значительной степени и качество вырабатываемого сукна, очень много зависит от оборудования фабрики и техники производства. Рассказывая о техническом оборудовании клинцовских фабрик в разные периоды, необходимо предварительно, хотя бы в самых общих чертах, изложить историю развития главнейших машин употреблявшихся в суконном производстве.
Появление первых машин в текстильной промышленности относится ко второй половине 18 века, когда в Англии произошла промышленная революция. Первые изобретения появились в хлопчато-бумажной промышленности и только значительно позднее эти машины, несколько видоизмененные, нашли себе применение и в шерстяном производстве.
В последнюю четверть 18 века изобретения бурно следовали одно за другим; за короткое время были разрешены все вопросы связанные с механическим чесанием и прядением волокна, а затем и его тканьем. В этот период уже были выработаны основные типы всех современных машин и дальнейшее их усовершенствование коснулось только конструктивных изменений отдельных деталей. По существу, по принципу своего действия, все основные текстильные машины за полтораста лет почти не изменились, до сих пор сохранив на себе печать гения изобретателя.
Машины впервые появились в Англии. Англичане очень ревниво оберегали их и чуть ли не под страхом смертной казни вывоз их за пределы страны вплоть до 1842 г. был запрещен.
Текстильное машиностроение на континенте появилось только в тридцатых годах, сначала во Франции и Бельгии и несколько позднее в Германии. Очень долго машины строились исключительно из дерева и только постепенно дерево заменялось металлом.
Как известно весь процесс суконного производства состоит из следующих основных операций: предварительной обработки шерсти (мойка, трепание), чесания и прядения, ткачества, окраски и отделки (карбонизация, валка, сушка, ворсование, пресс и т. д.). В таком порядке и рассмотрим интересующее нас производство.



Мойка шерстей.

Вплоть до появления первых моечных машин - чанов, шерсть предварительно вымоченная уриной или поташем, очищалась от грязи и пота в каналах с проточной водой. Гутман, описывая Степунинскую фабрику, подробно останавливается на описании закрытого помещения, через которое протекала отведенная из реки каналом вода, где и промывалась шерсть.
Первые моечные машины в виде небольших деревянных чанов, в которых шерсть все время движется и ворошится механическими граблями, появились в Клинцах в 70 годах и только много позднее — в 1900 г. сначала Стодольская, а затем и Глуховская и Дурняцкая фабрики установили у себя „левиафаны", настоящие шерстомоечные машины, соединенные с сушкой шерсти. Дневная производительность таких машин равнялась приблизительно 100 пудам мытой шерсти.
Мойка в этих машинах производилась мылом в растворе кальцинированной соды. Об извлечении из отбросов мойки ланолина (Ланолин — шерстяной жир — ценный продукт, употребляемый в парфюмерии и аптеках для изготовления мазей, пудр, помад, мыла и пр.) не было и речи.
Вымытая и высушенная шерсть, прежде чем попасть в чесальный аппарат, должна быть хорошо разрыхлена, и перетряшена. Очень долго это достигалось при помощи так называемых палочных машин, которые позднее заменились трепальными машинами, а затем щипальными и волчками разных систем и конструкций.
Все эти машины, по мере появления на рынок, сравнительно скоро попадали и в Клинцы.

Чесание и прядение.

Чесание и прядение являются наиболее ответственными моментами в производстве.
Расческа шерсти очень долго производилась вручную посредством кардных щеток. Материал накладывался на обращенную зубьями вверх щетку, а другой щеткой рабочий расчесывал шерсть. Первая чесальная машина появилась в 1748 году, когда Даниил Борн взял привилегию на машину, состоявшую из круглого барабана, обтянутого кардой и на поверхности которого помещены были четыре рабочих валика небольшого диаметра. Несколько позднее Льюис Поль усовершенствовал эту машину, а Ричард Аркрайт в 1773 году окончательно разрешил вопрос механического кардочесания. В чесальной машине Аркрайта уже заключалось все то, что имеется в современном сложном чесальном аппарате Гартмана или Иозефи.
Задача чесания или кардование сводится к тому, чтобы распутать волокна и затем их распределить параллельно между собой и, наконец, образовать из них ровный, рыхлый и тонкий слой ватки-прочеса.
Первоначально чесальный аппарат состоял только из одного барабана (тамбура) с 4 рабочими и бегунными валиками.
Позднее появился второй барабан, названный в отличие от первого тонко-чесальным или континю.
Позже к континю была пристроена „скальчатая" машина, которая разрывала поперек бесконечно движущееся полотно чесанки на равные, по 5 сантиметров, части, и затем их скатывала в скалки длиной в один аршин (по ширине барабана) и толщиной в один дюйм. Эти машины в Клинцах получили название „куделечных" или „скалочных".
Скалки падали, одна за другой на самопрялку, которая из этих скалок и выпрядала ровницу, а ровница, намотанная на бобинки, поступала на ручную прядильную „Жени".
Только что описанные машины уже существовали у Зубова, Степунина, Аксенова, Кубаревых, Исаева и других.
Машины эти были настолько просты, что их великолепно копировали в Клинцах такие мастера, как Малков, Варфоломеев и другие. Кто хочет ближе ознакомиться с такой чесальной машиной, пусть посмотрит современный чесальный барабан, на котором крестьянин-кустарь и до сих пор расчесывает шерсть для валеной обуви.
Дальнейшие усовершенствования в аппарате коснулись так называемого „секрета", т. е. той части, где шерстяная ватка (прочес), идущая сплошным полотном, делится на прядки, которые, будучи ссучены, превращаются в ровницу. Прежде чем скальчатая машина превратилась в современный аппарат с „секретом" — делительным приставком (делительные ремешки и сучильные рукава) прошел длинный — почти полувековой путь.
В 1839 году завод Гартмана в Хемнице (Саксония), только что начинавший работать, объявил новинку, которая уничтожила скальчатую машину. Новая машина при помощи кардных колец, надетых на валики, разрезала чесанку на отдельные пряди, из которых и получалась ровница.
В 1850-х годах в чесальный аппарат заводы ввели третий барабан, с этих пор аппарат получил название трехпрочесного ( загонного, тонкочесального или ваточного и ровничного или континю).
В 1857 году заводчик Эрнст Шеленберг (тоже из Хемница) заменил валики с кардными кольцами круглыми стальными ножами, а Гесснер из Ауз (в Саксонии) в 1859—1861 г.г. заменил ножи в делительном приставке делительными ремешками, а затем в этот приставок ввел и сучильные кожанные рукава. Этим и закончилось существенное усовершенствование современного чесального аппарата. Один из первых Гесснеровских аппаратов, когда то работавший на Глуховке, в настоящее время, за ненадобностью свален на Тепляковском складе.
Позднее в аппарат ввели еще самовес и автоматический настил вместе с автоматической передачей чесанки с одного барабана на другой.
Первоначальную рабочую ширину барабана в 800 мм. постепенно расширяли доведя ее до 1800 и даже 2000 мм., а деление с 20 ниток увеличили до 180 нитей и больше. Число оборотов барабана довели до 120 и даже до 150 в минуту. Все это вместе взятое сильно увеличило производительность одного аппарата, значительно сократило обслуживающую рабочую силу и в значительной степени способствовало лучшей выработке пряжи, а с этим вместе и самого товара.
Барабаны, с самого начала — деревянные, позднее стали делать чугунными и, наконец, самая последняя конструкция — железный каркас, залитый гипсом и затем обтянутый кардной лентой.
Первые настоящие аппараты, уже работавшие без скалок, но с делительными приставками (секретом) и сучильными рукавами, попавшие в Клинцы в начале семидесятых годов, были французских и бельгийских заводов — Деларока и Мартена. Еще до сих пор в работе на Глуховке два Делароковские аппарата с рабочей шириной в 800 мм.
Немецкие аппараты в Клинцы пришли несколько позднее, по видимому, сначала с завода Шелленберга. В конце семидесятых годов Горячкин, Кухаркин и Барышников приобрели уже полуторные аппараты (т.е. полтора аршина шириной — 1000 мм.) немецких заводов, а с изжитием кризиса в конце девяностых годов стали появляться и более крупные аппараты в 1,5—1,8 метра шириной, по преимуществу заводов Иозефа и позднее Гартмана.
Параллельно с развитием чесального аппарата происходил прогресс и в прядении.
Как известно, ручная прялка стара как само человечество. Принцип работы прялки — прерывистый: сначала прядение, а затем наматывание.
В начале 16 века появилась самопрялка—прялка с колесом, действующая ногой. Впервые она появилась в рисунках гениального Леонардо де Винчи. В отличие от прядки самопрялка работала беспрерывно: она одновременно пряла и наматывала.
В конце восемнадцатого века почти одновременно появляются первые прядильные машины: „Жени" Харгревса и ватер Аркрайта, которые в основе своих действий имели прялку и самопрялку. В дальнейшем своем развитии „Жени" Харгревса превратилась в „Мюль-Жени" (1779 г.) и, наконец, благодаря введению в нее квадранта (Квадрантом называется замкнутая кривая, следуя которой ролик управляет действиями машины и тем делает ее автоматической.) (1835 г.), — в современный сельфактор, который, несмотря на свой столетний юбилей, до сих пор чарует всякого проходящего мимо. Чтобы оценить современный сельфактор достаточно сказать, что одна такая машина в 1000 веретен заменяет собой 6000 старинных прядильщиц.
Первые большие клинцовские фабрики уже имели „Мюль-Жени". Так у Зубова—Степунина имелось 2 таких машины по 210 и по 240 веретен. Первый ватер поставил у себя Горячкин еще в 1878 году, который позднее купил у него М. М. Гусев. В Клинцах ватера не привились и накануне революции их было всего два (на Стодоле).
Первый сельфактор в 150 веретен поставил у себя в 70-х годах Ив. Патр. Машковский, приобретя его с Киевской суконной фабрики на Таганче. В эти же годы (конец 70-х г.) Д. В. Барышников на той же фабрике купил у Лопухиных два сельфактора.
В 1881 году после пожара на Стодоле, Барышников купил на заводе у Иозефи еще два сельфактора.
Сельфакторы постепенно вытесняли мюли, которые дожили до самого начала войны. И сейчас еще на чулочной фабрике бывшей Клапцова, что на Тепляковщине, можно видеть старый мюль — предка сельфактора.

ТКАЧЕСТВО.

В 1739 году англичанин, ткач Кей ввел в употребление самолетный челнок, благодаря чему получилась возможность не только быстрее ткать, но и обходиться без двух помощников, перебрасывающих челнок с одного конца стана на другой, когда приходилось работать широкие сукна. Благодаря появлению челнока самолета, производительность ткачества увеличилась, сильно повысился спрос на пряжу, повлекший за собой рост механических прядилен, которые должны были удовлетворить этот повышенный спрос на пряжу.
Первые механические ткацкие станки, изобретенные в Англии в 1785 году Картрайтом, в 1822 году были усовершенствованы Стокпортом. Сконструированные для бумажных тканей в 1841 году Хемницким заводом Луи Шенгер, они были удачно применены и для сукна.
Первые механические станы были сконструированы для солдатского сукна в 1861 году.
Но труд ткача был на столько дешев, что фабрикант не торопился использовать успехи техники, а потому самоткацкий стан туговато входил в обиход суконного производства. И это происходило не только в Клинцах, но и в Московском, наиболее богатом промышленном районе.
В 1861 году Шенгер выпустил станы для трико, причем эти станы делали всего 30—40 ударов в минуту. В 1865 г. появились станы с кареткой Доби, которые давали возможность работать одновременно на пяти челноках. В 1867 году американец Кромптон на Парижской выставке впервые демонстрировал механический стан с кривошипом вместо пружин. Гартман и Шенгер вскоре использовали и это изобретение. В 1881 г. появились семи-челночные станы с 60—65 ударами, а в 1915 г. они уже делали 110 ударов при 15 сменных челноках.
Первый механический стан в Клинцах появился в 1851 году у Мих. Бор. Кубарева; вскоре приобрел несколько таких станов П. С. Исаев. Все станы были от Гартмана.
После пожара Н. Мезеричской фабрики в 1876 году отсюда станы попали на Стодол.
Кризис (1880—1893 г.г.) задержал дальнейшее распространение всяких машин, а в частности и ткацких станов, и только наступившее вслед за кризисом оживление, вызвавшее вздорожание текстильных товаров и потребовавшее увеличение производства, заставило быстро заменить ручной стан механическим.
В девяностых годах Барышников приобретает на одной из ликвидировавшихся на юге суконных фабрик тридцать самоткацких станков английского завода Broocs Brothers (Бр. Брукс). В это время на Стодоле из общего количества 150 станов уже 47 было самоткацких. В 1900 году на Стодоле все станы уже механические с 70 ударами. Но на ряду с ними для инвалидов еще стояли 20 ручных станов с 20—25 ударами. Последние ручные станы сохранились вплоть до самой революции только на Троицкой фабрике. Кроме заграничных самоткацких: Гартмана, Шенгера, Брукса и Швабе в Клинцах имелось несколько механических ткацких станов и русских заводов: Доброва и Набгольц и Московского товарищества.
Рост механических ткацких станов в Клинцах можно проследить из нижеследующей таблицы:


1851 г. всего 20 ткац. ст. 1 мех.(у Кубарева)... --- Ручн.
1860 г. всего -- ткац. ст. - мех. .............. --- Ручн.
1856 г. всего —- ткац. ст. 8 мех. .............. --- Ручн.
1879 г. всего 716 ткац. ст. - мех. .............. --- Ручн.
1889 г. всего 692 ткац. ст. 16 мех. .............. 676 Ручн.
1892 г. всего 569 ткац. ст. 16 мех. .............. 553 Ручн.
1900 г. всего 492 ткац. ст. 238 мех. .............. 254 Ручн.
1908 г. всего -- ткац. ст. -- мех. .............. --- Ручн.
1910 г. всего 518 ткац. ст. 432 мех. .............. 86 Ручн.
1911 г. всего 516 ткац. ст. 442 мех. .............. 74 Ручн.
1912 г. всего 491 ткац. ст. 437 мех. .............. 54 Ручн.

Несмотря на абсолютное уменьшение количества ткацких станов, выработка в аршинах все время увеличивается. Количество самоткацких растет, в то время как число ручных станов резко падает. Производительность в аршинах, приходящаяся на 1 рабочего (на 1 стан) в год за 60 лет увеличивается с 1000 аршин до 7500 арш. Резкий перелом в производительности одного стана отмечен 1900 годом, когда клинцовские фабрики вступили на путь механизации производства.

Крашение.

В 1856 году немецкий химик впервые получил из каменно-угольного дегтя краску мовеин.
В 1859 году француз Вергуин добыл из каменно-угольной смолы фуксин.
В 1868 году двум немецким химикам Гребе и Либерману удалось получить ализарин из антрацена.

Благодаря этому изобретению огромные пространства по побережью Средиземного моря, и особенно в окрестностях города Авиньона, сразу заглохли, так как население вынуждено было прекратить производство краппа, который здесь культивировался столетиями для производства краски.
Еще больший переворот вызвал искусственный индиго. Индиго, знакомый еще в древности, добывался из растений, главным образом, произраставших в Индии.
В 1880 году знаменитому немецкому химику Адольфу Байеру удалось получить искусственным путем (синтетически) индиго из нафталина, который, в свою очередь, добывался из каменно-угольной смолы. Но только в 1897 году удалось способ добычи индиго настолько усовершенствовать, что он смог конкурировать с натуральной краской.
Баденской анилиновой и содовой фабрике, которая вела опыты по выработке индиго в течение 15 лет, они обошлись в 10 миллион рублей на наши деньги. Выработка фабричным путем индиго освободила около 200.000 десятин земли, занятых в Индии под плантациями растений, из которых вырабатывалась эта краска.
В 1901 году химик Бон из антрацена получил новый класс красок, которые получили название индиантреновых; среди этих красок особенно красивая—голубая, совсем небледнеющая под действием света.
В настоящее время известны около 2000 различных красок из каменно-угольной смолы, представляющие большой выбор по их светоустойчивости, прочности, многочисленности оттенков и красоте цветов.
Получение великолепнейших красок всех оттенков спектра из грязной и вонючей каменно-угольной смолы мы можем рассматривать как колоссальную победу современной химии, как одну из блестящих страниц завоевания науки, чудес техники.
Крашение за сто лет и в Клинцах проделало длинный путь. Еще живы мастера-красильщики (Клетный, Муковец, М. Г. Когге), которые отлично помнят то время, когда современных немецких красок—анилинов и ализаринов — совершенно не было и красили натуральными красками; когда существовали еще „кубовщики" — мастера по великолепному кубовому синему, крашению; когда красильным материалом служил индиго, а куб заводился, для лучшего растворения краски травой „войдой", которая в громадном количестве засевалась на плантациях под Новгород-Северском, городе, расположенном недалеко от Клинцов.
Великолепно мастерски красили „кошенилью" (тропическое насекомое) алые сукна, которые до сих, несмотря на то что прошло 80 лет, горят яркими живыми цветами на образцах сукон, выкрашенных на Кубаревской фабрике в 1844 г. и до сих пор сохранившихся в „Красильной книге". Положительно этой книге почетное место в музее.
Черный цвет в старину получали при помощи „блаугольца" (голубого дерева). В красный цвет красили, кроме кошенели, корнем марены которая произрастала в большом количестве и у нас на Кавказе. В синий цвет красили индиго, а также сандалом. Сандал - дерево Бразилии — давал не только синий цвет, но в зависимости от сорта дерева, желтый и красный. Сандал получался на фабрике в виде чурок, которые строгались тонкой стружкой. Запаренная стружка давала краску. Позднее вместо стружек начали широко пользоваться разными экстрактами, добытыми из дерева.
Насколько просто современное крашение, когда пробный цвет или его оттенок можно выбрать по карточке, на столько сложно и трудно было крашение в старину, когда самому мастеру приходилось смешивать краски и создавать оттенки. Иногда некоторые краски удавались исключительно хорошо и тогда рецепты записывались и бережно хранились от постороннего глаза. Красильные мастера были исключительно немцы. Их помощниками — русские, нередко очень талантливые люди. Любопытна уже упомянутая „Красильная книга 1844 г." Кубаревской фабрики, куда Вас. Мих. Кубарев, сам очень хороший красильщик, заносил все рецепты с указанием их источника и тут же приклеивал образчик окрашенного сукна. Современные фабричные краски стремятся подражать лучшим натуральным красителям, что им удается, но все современные процессы крашения сопровождаются кипом (кипячением), который понижает качество сукна. Но к старым способам крашения не может быть возврата, так как при все возрастающем текстильном производстве немыслимо достать такого колоссального количества кошинели, сандала, индиго и прочих натуральных красителей. При нынешнем размере мирового текстильного производства под краски пришлось бы отвести по крайней мере всю площадь Индии.

Отделка сукон.

Отделка сукон (валка, стрижка, ворсовка, карбонизация, сушка, дегатировка, прессовка и проч.).
В этой области производства произошли большие изменения. Если в старину сукно проходило через фабрику в среднем 8 и даже 10 недель, то сейчас этот путь сокращен — до 3-х и даже чуть ли не 2-х недель. И это сокращение главным образом приходится на отделочные операции.
Сейчас сукно меньше валяется, меньше ворсуется, меньше стрижется. А для сукна правило: чем длительнее пройдет оно через эти процессы, тем оно будет лучше, добротнее, мягче.., Но неумолимое время не знает пощады и гонит, форсирует производство, чтобы быстрее оборачивался капитал... Если сейчас репей, попавший вместе с шерстью в суровье удаляют травкой (карбонизацией), то в старину эту операцию проделывали вручную — девушки маленькими щипчиками выщипывали руками каждый кусочек репья — работа страшно утомительная, которая нередко приводила к слепоте, но труд был дешев, а потому не было и надобности думать о замене этой адской работы каким либо механическим или химическим приспособлением. В самом процессе валки, стрижки и ворсовки мало произошло изменений.
Все те же старые хорошо знакомые машины только с некоторыми конструктивными изменениями и все время увеличивавшимся числом оборотов. Пробовали было ворсовать не шишкой, а металлической лентой — ничего не вышло. Вошла в обиход карбонизация, заменившая собой утомительное выщипывание руками отдельных кусочков репья. Карбонизация, и травящая и ухудшающая товар, является злом, но, повидимому, злом неизбежным. Некоторые старики еще помнят поперечно-стригальные машины „Финиссе", на которых ворс стригли ручными ножницами.
Появились громадные сушильные машины, которые окончательно изгнали сушку на рамах на вольном воздухе и уничтожили ужасные бани — „сушни", о которых следует сказать несколько слов. Летом обычно сушили сукно на воздухе натягивая его баранами на вертикально поставленные рамы; в дурную же погоду, а также зимой сукно сушилось в закрытом помещении — в сушне. Такую сушню можно видеть и сейчас на Троицкой фабрике, где она сохранилась в полной неприкосновенности. Сейчас она бездействует, но еще недавно, может быть лет двадцать тому назад, она была в работе. Она представляет из себя большое двухэтажное каменное здание. В первом этаже помещается громадная Аммосовская печь, которая нагревает воздух и подает его во второй этаж. Во втором этаже (обычно без окон и безо всякой вентиляции), где поддерживается температура около 60° Цельсия, рядами стоят рамы, на которые натягивалось сукно. Работать приходилось в ужасных условиях — с голого рабочего пот катился градом, как в бане.
В прессовом отделении, с самого возникновения клинцовского производства, сукно прессовали ручным винтовым прессом. Человек 12 —15 крепких рабочих деревянными вагами завинчивали винт. С начала 90-х годов на смену ручному прессу пришел пресс гидравлический, который на первых порах был заимствован с местных маслобойных заводов. Незадолго до войны появились паровые ротационные прессы, которые значительно облегчили труд и ускорили производство.
Наконец, на фабриках, особенно в связи с интендантскими заказами, появились лаборатории с машинами и приборами Шоппера, которые дали возможность испытывать сукно в процессе производства и работать наверняка, а не в слепую на ощупь.
Если красильные мастера в Клинцах были исключительно немцы, то среди отделочных мастеров немало было русских, о которых сохранилась память, как о знатоках своего дела: Лутшев, Баценкин и некоторые другие. Из русских директоров, вышедших из простых рабочих можно отметить Химченко, 40 лет ведшего большую Глуховскую фабрику и Петухова Е. И. на Троицкой.
Говоря о производстве вообще, следует сказать несколько слов к о сточных водах клинцовских фабрик. Существующий коллектор, в который собираются по отдельным трубам из каждой фабрики воды красильни, мойки и других отделений, построен только в 1912 году. До этого же времени все фабричные воды, к которым еще присоединялись и воды кожевенных заводов, спускались прямо в Туросну, которая благодаря этому издавала зловоние и являлась постоянным местом заразы. Окрестное население, для которого Туросна является единственным водоемом, бессильно была бороться с фабрикантами и только героический, по тем временам поступок старшины села Рожны спас население от всех ужасов зловонной реки.
Во время пребывания царя в Чернигове старшина подал ему жалобу на фабрикантов и как это ни странно она подействовала, через год канализация была сделана
.

Механическая сила.

Вплоть до середины сороковых годов на Клинцовских фабриках движущей силой были либо лошади, работавшие на кругу, либо водяные колеса, как например в Ново-Мезеричах у Исаева. К концу сороковых годов начинают появляться паровые машины. Гутман в своем описании 1851 года отмечает в Клинцах существование нескольких паровых машин: у Степунина, у Кубарева и у Исаева. Это были небольшие машины мощностью в 12-—16—20 лош. сил и давлением в 4—5 атмосфер в „бульере", как тогда называли котел, заимствуя это название у французов. Первые паровые машины были бельгийских заводов, по преимуществу Кокериля из Льежа. Почти одновременно с появлением заграничных машин местные механики стали сами строить паровые машины небольшой мощности (от 4—10 сил). Известно, что на Глуховской фабрике первая паровая машина мощностью в 6 сил была построена механиком А. И. Варфоломеевым. И таких машин по клинцовским фабрикам работало немало.
На Аксеновской (Кондратьевской) фабрике еще в сороковых годах установлена была вертикальная балансирная паровая машина системы Уатта завода Кокериля. В начале 80-х г.г. фабрика окончательно прекратила свое существование, машины постепенно были распроданы, а здание ветшало; несколько лет тому назад от здания остались одни только развалины и среди них еще долго стояла эта интересная паровая машина, пока ее не разбили и чугунным ломом не отправили в вагранку на завод. Уцелел только коренной чугунный вал, отлитый вместе с эксцентриками и заточками. Глядя на этого свидетеля седой старины, не знаешь чему больше удивляться: великолепному ли качеству чугуна или мастерству механиков. В 1856 году установлена была паровая машина Гартмана у Мих. Бор. Кубарева. В 1859 г. Глуховка ставит паровую 20 д. л. с. завода Теодора Виде. Сохранились чертежи этой оригинальной установки. Сила машины коническими шестернями при помощи вертикального вала передается на трансмиссию. В 1861 году Е. Щербак отметил в Клинцах 12 паровых машин общей мощностью 203 л. сил.
Из этого количества три машины мощностью 49 сил были русского завода, а остальные девять — заграничных заводов, по преимуществу бельгийских (Кокериля, Дельежа, Гуже-Татона) и три машины немецких заводов — Виде и Гартмана. Позднее появляются уже крупные паровые машины, по преимуществу, завода Братьев Зульцер в Винтертуре (Швейцария) и Гартмана. Мощность паровых машин повышалась сравнительно медленно, достигши к середине девяностых годов всего 444 сил. Перепись 1900 г., в связи с наступившим общим оживлением, отметила на клинцовских фабриках резкое увеличение механической силы, достигшей 1195 д. л. сил. В это время появляются и двигатели внутреннего сгорания. В 1906 г - Стодол устанавливает дизель в 120 сил. 1903-й год отмечает в клинцовской шерстяной промышленности новое увеличение механической силы достигшей 2076 д. л. сил. К началу войны мощность механической силы уже определялась 3000 л. сил. Моменты увеличения механической силы совпадают с моментами переоборудования фабрик, которое влекло за собой повышение производительности их.

1851 год было 4 паровых общей мощностью 78 д.л.с.
1861 год было 12 паровых общей мощностью 203 д.л.с.
1879 год было 12 паровых общей мощностью 243 д.л.с.
1888 год было 13 паровых общей мощностью 281 д.л.с.
1891 год было 11 паровых общей мощностью 302 д.л.с.
1892 год было 8 паровых общей мощностью 370 д.л.с.
1893 год было 8 паровых общей мощностью 444 д.л.с.
1900 год было 9 паровых 2 нефт. двигателя 1195 д.л.с.
1908 год было 10 паровых 7 двиг. общ. мощ. 2.076 д.л.с.
1914 год было около 3.000 д. л. с.


Электричество.

Электричество в Клинцах впервые зажглось на фабрике Ив. Патр. Машковского в 1886 году. Долго по вечерам сбегалось все клинцовское население, да немало и окрестного, чтобы подивиться чудесному огненному шару, каждый вечер зажигавшемуся посреди фабричного двора. В 1893 году фирма Сименс и Гальске устраивает элекрическое освещение на Глуховке. В 1903 году осветилась наконец и последняя фабрика — Троицкая. А давно ли ткачи приходили на фабрики со своими сальными свечами тускло освещавшими мрачные мастерские, в которых с шумом работали станы.
Стоимость оборудования.
Для характеристики стоимости оборудования клинцовских фабрик машинами и аппаратами мы располагаем тремя довольно подробными документами: 1) Статистическим описанием всех клинцовских фабрик, произведенным в 1861 г. Е. Щербаком. Описание это, довольно подробное, зарегистрировало на суконных фабриках всего 1456 разных машин на сумму 341.430 руб. и на чулочных — 210 машин, оцененных в 11.220 рублей. Много из этих машин приходилось на долю немецких заводов, главным образом Гесснера и Гартмана — оба в Саксонии.
По этим данным на одного рабочего приходилось оборудования в среднем на 147 р.
2) Фабрично-заводской переписью, произ¬веденной в 1900 г. под руководством В. Е. Варзара. По данным этой переписи все оборудование клинцовских суконных фабрик оценено было в сумме 872.400 руб., причем на долю машин русских заводов, приходилось всего 242.300 р., а остальное на машины заграничных заводов, по преимуществу германских — Иозефи и Гартмана. На долю одного рабочего приходилось уже 335 руб., т. е. больше чем в два раза против 1860 г.
3) Инвентарной описью Глуховской фабрики 1914 года, по которой оборудование этой фабрики оценено было почти в полмиллиона рублей (477 т. р.), что при 758 рабочих составляло на одного рабочего уже 660 рублей или новое увеличение против 1900 года, т. е. за 14 лет, на 100 проц.
Вот какими гигантскими шагами развивалось механическое оборудование клинцовских фабрик.
По своему оборудованию фабрики клинцовского района не отставали от первоклассных фабрик Московского района. Фабриканты следили за новинками производственных машин и старались во время их приобретать. В этом отношении им много помогал их технический персонал, который в значительной степени всегда был представлен иностранцам. Механическое оборудование следовало за ростом производства и с каждой новой машиной производительность, приходившаяся на долю одного рабочего, неуклонно повышалась. Для трех моментов: 1861, 1900 и 1914 годов оборудование на 1 рабочего составляло 147 руб., 335 руб. и 660 руб. Производительность приходившаяся на 1 рабочего в эти же периоды равнялась 550 руб., 1460 руб. и 2225 руб.
Машинное оборудование, приходившееся на 1 рабочего с 1861 г. до 1900, т.е. за сорок лет возросло на 14 %, а за 54 года к 1914 г.— на 350 % . Одна лошадиная сила, обслуживавшая в 1851 г. 29 рабочих, в 1861 г.—27 рабочих, в 1912 году уже приходилось на 1,35 чел. Для сравнения небезинтересно указать, что во всей промышленности Северо-Американских Соединеных Штатов на одного рабочего в 1919 году приходилось 3,24 лош. силы.

Стоимость производства.

По данным Е. Щербака все годовое производство клинцовских суконных фабрик в 1860 г. определялось суммой 1.336.650 руб. (839 т. арш.), при чем эта сумма по отдельным статьям производства распределялась так:

истрачено было на шерсть..............702 т.р. 52%
истрачено было на топливо и химию.....245 т.р. 18%
истрачено было на заработанную плату..249 т.р. 18%
истрачено было на прочие расходы .....140 т.р. 12%
Всего.............................. 1.336 т.р. 100%

Через 40 лет, в 1900 году по данным В. Варзара клинцовское шерстяное производство выражалось уже суммой в 3.204 тыс. руб. и
2.500.000 аршинами сукна, причем сумма производства по отдельным статьям расхода распределялась так:

Топливо ...... 1,7%
Рабочие ...... 12,5%
Прочие расходы 14,8%
Шерсть и краски 70,0%
Всего.......... 100%

Вторая промышленная перепись 1908 г., произведенная под руководством того же Варзара показала следующее распределение расходов:

Шерсть .............. 63%
ТОПЛИВО .............. 3%
Рабочие .............. 14%
Химия и прочие расходы 20%
Всего ................ 100%

Заработная плата за длинный 40 летний период имела склонность к понижению, но после 1905 г. она стала несколько повышаться.
Топливо всегда составляло незначительный процент всего расхода и эта статья расходов всегда была довольно устойчива. Топливом служили, главным образом, дрова, но за последнее время стали все больше и больше переходить на торф, запасы которого в окрестностях Клинцов неисчерпаемы. В связи с установкой дизелей, появилась нефть, а за годы революции и уголь для котлов.
Химия, главным образом, краски всегда являлись значительной статьей расхода, также как и разнообразный технический материал: кардная лента, ворсильные шашки, изделия из кожи и пр. Все это приходило из-за границы. Поставщиками являлись по преимуществу немцы, сначала имевшие своих представителей в Клинцах, (Юст, Энгельс, Денглер), а затем работавшие через московские конторы.
Шерсть, как и следовало ожидать, составляла всегда самую крупную статью расхода.
Производство клинцовских фабрик потребляло исключительно шленскую шерсть (кроме небольшого количества грубой для кромки и полугрубой для примеси в казенное сукно), которая до начала 80-х годов была исключительно русская и главным образом украинская, долго закупавшаяся только на ярмарках: Троицкой (в Харькове), Ильинской (в Полтаве) и Крещенской в Харькове.
Позднее, минуя ярмарки, шерсть стали закупать в помещичьих экономиях. Шерсть в большей части покупалась грязной, реже „перегоном" и в таком виде отправлялась на шерстомойки, расположенные в окрестностях Харькова.
Наиболее крупные шерстомойки были следующие: Петренко, Торгового Дома Алексеева (самая крупная), Ашукина и Трофименко.
Железная дорога через Клинцы прошла только в 1886 году, а потому до этого времени сукно и шерсть возили либо лошадьми, либо на волах.
С начала 30-х годов, когда украинские степи уже были сильно распаханы и овцеводство постепенно перебрасывалось на Северный Кавказ, в Клинцы впервые попадает шленская шерсть из-за границы. Сначала немного, но с каждым годом все больше и больше; к Японской войне она уже составляла 30 % всей потребляемой шерсти, а накануне империалистической войны 1914 г., при сильно возросшем производстве, потребляемость заграничной шерсти доходила почти до 50 % »
На всех клинцовских фабриках всегда были большие, почти годовые, запасы шерстей всех сортов (рунной, осенней, обора, охвостья, обножек и пр.). Полугрубая „Цигей", которая шла в смеску для казенных сукон, закупалась главным образом в Бессарабии.
Позднее, помимо украинских шерстей, закупали их и в Ростовском районе.
В 1910 г. в Клинцы прибыло всего 142 т. пудов шерсти кроме овчинной.
Сейчас вся русская шерстяная промышленность, а с нею вместе и клинцовская, стоит перед громадной проблемой восстановления отечественного тонкорунного овцеводства. От разрешения этой задачи в значительной степени будет зависеть и дальнейшее успешное развитие клинцовской шерстяной промышленности.
Клинцы. Ремонт серверов, компьютеров, мониторов, планшетов. смартфонов, телефонов.


Гостевая книга портала


Санаторий "Вьюнки"

Санаторий "Затишье"

Краеведческий музей

Памятники города Клинцы

Старый Парк имени Воровского

Расписание автовокзала

Расписание поездов

Интеллектуальная поисковая система Nigma.ru


КАРТА Клинцовского района

Автомобильная карта Клинцовского района

КАРТА города Клинцы

Генеральный план г. Клинцы

Черниговская губерния 1821 год

Карта Клинцов и Клинцовского района середина 19 века


О самом авторе. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Предисловие Ф. Козлова к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Предисловие самого автора к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава первая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава вторая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава вторая. Период третий. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава третья. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава четвертая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава пятая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава шестая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Приложение. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Список литературы. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев



Нужен ли Клинцовскому порталу чат и форум?
результаты
только Клинцовский чат
только Клинцовский форум
Клинцовский чат и Клинцовский форум
ничего



Село Клинцы Кировоградская область, основано и названо клинчанами из слободы Клинцы Суражского уезда



Храм Георгия Победоносца села Елионка



Клинцовский велоклуб "Шторм"


 

 

© 2009-2014 Клинцовский портал "klintsy-portal.ru"
При перепечатке и использовании материалов их в любой форме, ссылка на "klintsy-portal.ru" обязательна.
Права на все работы, принадлежат их авторам.
По всем вопросам обращайтесь на admin@klintsy-portal.ru

Яндекс.Метрика