Главная  Клинцы  Фото города Клинцы  Клинцовский район  Населенные пункты  Культура  Поэты 
 Художники  Учебные и медицинские  Учреждения, предприятия  Краеведение  Старообрядчество 
 Русские старообрядцы на Дунае.  История города Клинцы и Клинцовского района.. 
 Генеалогия. Архивы.   Памятники. Мемориалы.   Достопримечательности 

 История Старообрядческой церкви. Краткий очерк.
 “Двенадцать статей” царевны Софьи
 Епифановщина
 Преображенско-Введенский старообрядческий храм
 Троицкая церковь
 Вознесенская церковь
 КЛИНЦОВСКИЕ ТИПОГРАФИИ
 Типография Почаев
 Николо - Пустынский монастырь, город Клинцы
 Клинцы, типография Железняковых и Рукавишникова.
 Клинцы, типография Карташевых.
 Старопечатная книга "Новый Завет и Псалтырь"
 Происхождение и социальный состав миграционных потоков русских староверов на территорию Стародубья в XVIII веке
 Шапошников, Аркадий (Андрей Родионович)
 Предисловие к книге "Старообрядчество"
 Аввакум Петров
 Иноки Алимпий, Геронтий и Павел.
 Амвросий, Митрополит Белокриницкий
 Анна Кашинская
 Белокриницкая иерархия.
 Богослужение.
 Боярыня Морозова.
 Брадобритие.
 Гонения.
 Духовные центры старообрядчества.
 Духовное образование.
 Иконописание.
 Кадило и кацея.
 Крестное знамение и благословение.
 Крест нательный.
 Купцы и предприниматели.
 Лестовка.
 Литература старообрядческая
 Меднолитые иконы и кресты.
 Начал.
 Начетчики.
 Одежда старообрядца.
 Павел Коломенский и Каширский.
 Пение старообрядческое.
 Подручник.
 Раскол Русской Церкви.
 Русская Православная Старообрядческая Церковь.
 Соборы Церкви.
 Соловецкий монастырь.
 Старообрядческие святые.
 Старообрядческое книгопечатание.
 Стоглавый Собор.
 "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Предисловие к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Предисловие самого автора к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава первая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава вторая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава вторая. Период третий. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава третья. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава четвертая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава пятая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Глава шестая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Приложение. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
 Список литературы. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев


17.11.2017 | 17 ноября 1919 г. Реввоенсовет РСФСР принял постановление о создании Первой Конной армии под командованием Семёна Будённого.
Армия была создана на базе 1-го Конного корпуса, командиром которого являлся Буденный. В состав ...
16.11.2017 | Господин городовой. Русский полицейский начала ХХ века.
Автор: Леонид Страхов, аспирант Воронежского государственного университета Начало ХХ века принесл...
15.11.2017 | Александра Коллонтай. Революция как «стакан воды».
Среди русских революционерок немало ярких личностей, Александра Михайловна Коллонтай – одна из н...
15.11.2017 | Александр Шляпников. Пролетарий в революционном водовороте.
Александр Гаврилович Шляпников – пролетарий и профессиональный революционер-большевик. С репре...
14.11.2017 | Из отступивших повстанческих отрядов выросла Таращанская бригада, а из этой бригады нынешняя 44 стрелковая Волынская дивизия.
Организация восстания против гетмана В первых числах февраля 1918 года власть в Звенигородском ...
14.11.2017 | Брянские заводы в 1880—1890 годах.
"Летопись Революции" № 4 1925 год. Журнал Комиссии по изучению Истории Октябрьской Революции и Комм...
14.11.2017 | 1917 год, старообрядчество. К вопросу о феномене старообрядчества.
Автор - Б.П. Кутузов. “По сведениям митрополита Андриана, к 1917 году староверы при числ...
14.11.2017 | Всероссийский церковный собор 1917-1918 гг. Как явление соборной практики Церкви.
Алексей Беглов Введение ПОМЕСТНЫЙ собор Российской Православной Церкви 1917-1918 гг. б...
14.11.2017 | Бежица, 1917 год.
Учредительное собрание и сторонники коалиции. С первых же дней революции мы требовали немедленног...
14.11.2017 | Клинцы 1917 год.
В Исполнительный Комитет Совета Рабочих и Солдатских депутатов поступило заявление директора Клинцов...

Приложение. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев
ПРИЛОЖЕНИЕ.

Посад Клинцы. Сведения об отдельных клинцовских фабриках.

Некоторые сведения, собранные о прошлом отдельных фабрик не вошедшие в текст, однако, могут быть интересны для местных жителей, а потому они помещены в настоящем приложении.
Первая настоящая суконная фабрика в Клинцах была выстроена Акимом Васильевичем Степуниным и его зятем Дм. Осиповичем Зубовым на том месте, где сейчас стоит Баксантова пенько-прядильня. Старик Степунин (1733—1864 г.) мало занимался фабрикой и хозяйничали больше Зубов (1791—1853), женатый на дочери Степунина и сын старика — Дмитрий Акимович Степунин (1812—1872 г.). Степунины в Клинцах были очень богатые и степенные купцы. Это одна из очень старинных клинцовских фамилий, ведущая свое начало с самого основания посада. Настоящая их фамилия — Токаревы или Баклушины, так по крайней мере их величал народ. Фамилия эта указывает на то, что Степунины вели свое начало от тех клинцовских токарей, которые вытачивали из баклуш ложки и о которых упоминал еще капитан Брянчанинов, производивший первую перепись в Клинцах. В Клинцах кроме фабриканта Степунина А. В. еще были и его однофамильцы — Ник., Вас. и Петр Андреевичи Степунины, по профессии скотопромышленники, или как они однажды, оробев перед губернатором, назвали себя „скотопроизводителями". В текстильной промышленности эти Степунины были только случайными гастролерами. Одно время в своем доме по Большой улице (рядом с новым домом б. Городского Управления) во втором этаже, где нет окон на улицу, была устроена пенько-трепальня; позднее братья короткое время арендовали Дурняцкую суконную фабрику.
В молодые годы Зубов подолгу живал в Берлине, где торговал астраханской икрой. Многие берлинцы очень охотно лишний раз захаживали в лавку клинцовского старообрядца, чтобы посмотреть на статного, красивого, с черной окладистой бородой, хозяина. Многие клинчане и до сих пор эту фабрику называют „Зубовской", а длинный переулок, ведущий к фабрике, сохранил имя первого своего хозяина и называется Степунинским.

От первых фабричных построек Степунинской фабрики мало что осталось: белый дом с балконом, к которому позднее была сделана пристройка и который, по видимому, был хозяйским домом, да очень возможно, что еще передний двухэтажный фабричный корпус, выходящий своим фасадом к воротам остался от первых годов постройки фабрики.
В 1852 г. компания распалась. Зубов вышел из дела, а через год и умер. В 1864 году стариком 81 года умирает Аким Степунин, дело остается двум его сыновьям, которые скоро запутались, доведя фабрику до конкурсного управления. Под 19 августа 1870 года клинцовский летописец записал: „упразднилась фабрика Ак. Вас. Степунина от сего числа существования она не имеет".
Спустя несколько лет после ликвидации, Степунинскую фабрику держал в аренде Барышников (1873—1877 г.г.), пока на его Стодольской фабрике не отстроились отделочные отделения. В 1877 г. в течение одного года в здании Степунинской фабрики помещалось городское двухклассное училище, первое в Клинцах. Затем на территории фабрики был пожар. В 1886 г. фабричный участок с остатками зданий купил чех Баксант, выстроивший несколько корпусов и устроивший в них пенько-прядильню, которая будучи национализирована, существует и до сих пор.
Два брата Кубаревы — Михаил и Афанасий Борисовичи, имели каждый по фабрике. Отец их родом из Тулы, занимался крупным извозом, доставляя товары из России в Кенигсберг и другие прусские, города. Во время „Отечественной" войны 1812 г. Кубарев заработал хорошие деньги, послужившие ему основанием капитала, на который была организована крупная суконная торговля, а затем была произведена и постройка сыновьями суконных фабрик в Клинцах.
Обе фабрики Кубаревых по своим размерам были значительно меньше Степунинской, но были выстроены и оборудованы также хорошо, особенно у „Верхнего Кубаря". Фабрика М. В. Кубарева помещалась на том участке, где сейчас находится Техникум. Во время большого пожара 1872 года фабрика сгорела. От великолепной громадной фабрики остался только каменный кирпичный склад с затейливым фронтоном, да несколько полуразвалившихся кирпичных сараев, в которых сейчас поместились кузницы. Белое здание общежития Техникума, выходящее на Пушкинскую улицу, переделано из фабричного корпуса. На фотографии, снятой после пожара города, видны громадные руины сгоревшей фабрики, по которым можно судить как выросла эта фабрика за 40 лет своего существования. Старик Кубарь умер в 1864 году, его сын Василий Мих., как и вообще все старообрядцы того времени, считал за грех страховать от огня имущество, полагаясь на „волю божью". После пожара все было потеряно и возобновлять фабрику было не на что.
На „Острове" остались только „мокрые отделения", куда Кубарев и перенес остатки машин, уцелевших от пожара. Конечно, здесь производство повелось в очень маленьком масштабе. Когда то большое дело, достигшее до четверти миллиона рублей оборота, уже не могло оправиться. Оно захирело и в 1903 году внуки Кубаря - Иван, Вас. и Ник. Васильевичи продали остатки дела и участок земли на „Острове" Лавр.Яков. Иванову, который и перенес сюда с Евлановки свое небольшое производство.
Нижний Кубарь" — Афанасий Борисович Кубарев выстроил фабрику одновременно со своим братом. Фабрика эта находилась на том месте, которое сейчас называется Тепляковщиной (где жилые дома служащих Глуховской фабрики). Фабрика была небольшая, сначала производила не больше 40.000 аршин сукна в год. Сейчас от фабрики ничего не осталось, кроме большого белого каменного дома с толстыми стенами и глубокими сводами, типичного купеческого дома Николаевских времен.
Единственный сын „Нижнего Кубаря" — Кузьма был убит лошадью, а дочери Кузьмы, внучки старика вышли замуж за П.Н. Теплякова и М.3. Махоткина, которые и повели дело после смерти Кузьмы. По имени Теплякова получило свое название и место, на котором когда то была фабрика „Нижнего Кубаря". В 1879 году стариком — 87 лет умирает Аф.Бор. Кубарев. Мужья его внучек фирму переделали в Товарищество Теплякова-Махоткина. В 1883 году, фабрика, не будучи застрахована, сгорает, а Кубаревское дело бесследно пропадает.
О первых годах существования Глуховской фабрики сохранилось очень немного данных. Известно, что она ведет начало с 1832 года, по крайней мере, так всегда печаталось на фирменных бланках и прейскурантах. Глуховская фабрика основана была бр. Рышковыми и только в 1845 году она перешла к Н.Д. Сапожкову, жена которого до этого времени долго торговала стопками и блинами на базаре. При покупке фабрики Сапожковым на ней было всего пять ткацких станков и фабрика приводилась в движение конным приводом. Никифор Сапожков умер 42 лет в одну из своих поездок на нижегородскую ярмарку, где и был похоронен. После его смерти хозяйничать осталась вдова — Татьяна Ивановна с тремя малолетними сыновьями: Дмитрием, Иваном и Константином, фабрикой же стал управлять бухгалтер Петр Парамонович Ульянов. Этот Ульянов имел и свое небольшое чулочное дело, находившееся по этой же Н. Бобылковой улице, где и Глуховка. Ульяновское дело просуществовало недолго.
Сначала фабрика приводилась в движение конным приводом. До последнего времени в кабинете владельца хранился кусок деревянного круга, по которому когда то ходили лошади.
В 1858 году, когда дела на фабрике после Крымской войны значительно поправились, конный привод был заменен паровой 20-ти сильной машиной системы „Мейер", доставленной саксонским заводом Теод. Виде в Хемнице. До сих пор сохранились чертежи этой интересной паровой установки.
Дела фабрики продолжали улучшаться, было куплено лесное имение, а в 1868 году Сапожковы купили Троицкую фабрику у Д.С. Желтова за 24.706 руб. 57 коп.
Сыновья уже выросли, мать отстранилась от дела и в 1871 году ей было уплочено „за отречение от прав на фабрику и передачу всего имущества сыновьям" — 27.000 рублей. В 1872 году выделили сестру — Ольгу, бывшую в то время замужем за одним из Степуниных, уплатив ей 7000 рублей В 1873 году братья выделили старшего брата — Дмитрия. При дележе Сапожковское имущество оценено было в сумме 427250 рублей, при чем на долю каждого из братьев пришлось по 142415 рублей. Дмитрий в счет причитавшейся ему суммы получил Троицкую фабрику. В 1874 году два другие брата, Иван и Константин тоже поделились, причем каждому из них пришлось уже по 152397 рублей 71 копеек. Бросили жребий — фабрика досталась Константину, а Иван получил деньги и имение „Кулаги".
Самые старые здания Глуховской фабрики имеют на флюгарке вырезанный 1862 год. В 1864 г. на фабрике произошел большой взрыв котла с большим количеством человеческих жертв — было убито 11 девушек и 1 рабочий.
В 1873 году на фабрике установили первый настоящий аппарат с „секретом" завода Шелленберга, в 1876 году купили второй такой аппарат. В 1876 году и 1878 году появились на Глуховке первые машины „Мюль-Жени". В 1880 году приобрели моечную машину, а сушню заменили механической сушилкой, выписанной из Германии.
В этом же году установили еще два французских чесальных аппарата. В период 1880—85 г. на фабрике появляются два первых механических ткацких стана.
В 1889 году Зульцеровская машина в 150 сил сменила старушку „Виде", т.е. за 30 лет мощность механической силы на фабрике увеличилась в 7,5 раз. В 1893 году фирма Сименс и Гальске за 7100 рублей устроила электрическое освещение на фабрике. В 1895 году на фабрике было всего 108 ткацких станков, из которых 34 механических и в этом году впервые завели слесаря, специально обслуживавшего механические ткацкие станы.
Мало сохранилось старины на Глуховке, разве только два французских и бельгийских чесальных аппарата (завода Мартэн в Руане и Деларока) с деревянными барабанами шириной 1000 м/м уносят вас в то время, когда настоящие чесальные аппараты, выпускавшие готовую ровницу, только что появились в Клинцах.
После раздела с братьями и выделения из дела матери и сестры, новый владелец Глуховки — Конст. Никифор. Сапожков остался с капиталом всего в 152.397 руб. (1874 г.). Годы продолжавшегося оживления и особенно турецкая война, дали возможность за короткое время восстановить разделенный капитал, и Глуховская фабрика вступила в кризис 80-х годов уже с солидным капиталом (408630 рублей в 1880 г.). В 1891 году умер Конст. Ник. Сапожков, которому наследовал его сын — Георгий или „Юрец", как по просту называл его народ. С этого года фирма переименовалась и стала называться „Наследник К. Сапожкова". В 1904 году умерла в преклонном возрасте 84 лет Т.И. Сапожкова. Юрец на фабрике прохозяйничал до ее национализации.
Троицкая фабрика ведет свое начало с 1834 г., когда основана была Дм. Степ. Желтовым, известным больше по простонародной кличке под именем „мещанчика". Фабричка и сейчас небольшая — на ней всего три чесальных аппарата, почти сохранила свои первоначальные размеры. В 1868 году Желтов продал фабрику Сапожковым, а в 1873 г. во владение фабрикой вступил старший из них — Дмитрий Ник. Сапожков, после смерти которого (1896 году) ему наследовал его сын Михаил. В отличие от „большого Сапожка" или просто „Сапожка", владевшего Глуховской фабрикой, Дмитрия Никифоровича народ окрестил „Курносым" под каковой кличкой всегда и слыла Троицкая фабрика. В 1885 году один из фабричных корпусов сгорел и пока его восстанавливали „курносый" в течение нескольких лет (1885—1889 г.г.) арендовал бездействовавшую фабрику Вас. Мат. Машковского.
Троицкая фабрика, благодаря небольшим размерам и характеру хозяина, почти до самой революции сохранила патриархальность в отношениях между фабрикантом и рабочими. Не особенно спешил богатый хозяин и с введением новых машин. До самого последнего времени, здесь еще действовала сушня, ручные ткацкие дожили до самой революции и всего за несколько лет до войны, наконец, и здесь электричество сменило керосин и сальные свечи.
Иван Филатович Аксенов, старообрядец, московский купец (имел в Москве амбар и там выправлял гильдию). Это был очень старинный купец, долго торговавший в Варшаве сукнами, большей частью закупая их суровьем и затем уже отдавал их в окраску и в отделку по разным фабрикам. Клинцовская фабрика Аксенова была небольшая, но крепкая и хозяйственная. Помещалась она на углу Большой и улицы Льва Толстого. Фабрика эта занимала большой участок, который одной стороной выходил на Ковалевку, куда выходил своим фасадом и большой хозяйский дом, на фронтоне которого значится „1842 год" — год его постройки.
В 1855 году умер Аксенов стариком 71 года. Местный летописец по этому поводу сделал такую запись: „умер Ив. Ф. Аксенов, суконный фабрикант, первый поставщик своих сукон в казенные места и в С.-Петербург". Еще при жизни старика его единственный сын был убит в Москве, наследницей осталась дочь, которая вышла замуж за некоего Андриана Кондратьева из Новозыбкова. Зять усиленно занимался скупкой лесных дач и фабрику забросил, а затем и вовсе ее остановил. Долго бездействовала фабрика. В годы войны с турками фабрику взял в аренду Евтихий Григорьевич Горячкин, в это время женившийся на богатой москвичке. Горячкин обновил оборудование фабрики, выписав два чесальных аппарата по 80 ниток каждый (так называемый „полуторный" т.е. шириной в полтора аршина) и первый ватер. Подошел 80-й год, с которым связано начало жестокого экономического кризиса.
Горячкин не выдержал и, проработав (1877—1880) на Кондратьевской фабрике три года, вынужден был приостановить дело. С тех пор эта фабрика больше не возобновлялась. Машины с нее постепенно распродались, здание ветшало и, наконец, уже во время революции остатки фабрики разобрали: кирпич свезли на новые постройки, а коромысловую уатовскую паровую машину разбили и чугуном отправили в вагранку на завод. От этой машины остался только коренной чугунный вал.
Фабрика Полякова основана была в 1834 году старообрядцем, старинным торговцем сукном, а позднее и шерстью — Петром Михайловичем Поляковым на том месте, где была Елионская фабрика В.Гр. Гусева. От первоначальной стройки остался только жилой дом, выходящий на улицу, и полуразвалившийся очень ветхий фабричный корпус. Старику Полякову наследовал его сын — Ефим Петрович (1822—1879), после смерти которого дело перешло к трем сыновьям: Ивану, Василию и Александру, а затем фабрика осталась за одним только Иваном. В 1880 г. Поляков разорился, а в 1893 году эту фабрику у конкурсного правления приобрел за 17.000 руб. Василий Григорьевич Гусев, зять Полякова, родом из посада Елионки, почему и фабрику его стали называть Елионской. При ликвидации Поляковской фабрики, на ней было всего два аппарата, столько же их осталось и при национализации фабрики.
Фабрика Дмитрия Семеновича Черкасского (Черкасова) возникла еще в сороковых годах. По книге с перечнем фабрикантов она значилась еще в 1848 г., но в этом году фабрика принадлежала некоему Ст. Черникову (с 1832 г.) и находилась на Большой улице во дворе, сейчас
занимаемом милицией. Позднее, когда от Черникова фабрика перешла к Черкасскому, последний выстроил рядом большой трехэтажный корпус, который по переводе фабрики в новое помещение у моста был перестроен, сначала в гимназию, а затем и в здание городского самоуправления. Во дворе, занимаемом милицией, до сих пор сохранились какие то старинные постройки кладовых с кованными дверями и крепкими затворами, по видимому, остатки прежней фабрики. Еще задолго до большого пожара 1872 г. Черкассков купил новый участок по Островской улице, где и выстроил большой фабричный корпус, а затем и жилой дом с мезонином, в котором помещалась раскольничья молельня. Мало сохранилось данных об этом степенном фабриканте, умершем еще в конце 60-х годов. После его смерти дело перешло к его сыну Ефиму Дмитриевичу, умершему в 1874 году вскоре после отца. Над имуществом малолетнего внука, основателя, фабрики назначена была опека, в результате каковой громадное имущество Черкасского растаяло и фабрика попала в руки к некоему Шестакову, у которого в 1881 году ее купили бр. Кухаркины (Афанасий и Матвей Демьяновичи) за 28.000 руб. Годы наступили жестокие, сами Кухаркины, по профессии кожевники, продержав несколько лет фабрику, в 1887 г. обанкротились. Незадолго до банкротства Кухаркины пробовали удачу на пеньковом деле: где-то купили машины, устроили пенько-прядильню, но и ее постигла та же участь. В 1887 году эту фабрику с громадным участком земли купил Г.М. Конторов за 30.000 руб. Он переоборудовал фабрику и повел пенько-прядильное дело, которое и просуществовало до самой национализации фабрики. За годы гражданской войны здание разрушилось и сейчас от фабрики остались только обветшалые, полуразрушенные корпуса.
С существованием фабрики Черкасского связан взрыв котла в 1872 году, унесший немало человеческих жизней. В дополнение ко всему сказанному следует еще добавить, что фабрику Черкасского, некоторое время в начале 70-х годов арендовал Барышников, пока строил свою фабрику на Стодоле.
Следует еще упомянуть о целом ряде небольших фабричек-чулочных и грубосуконных, существовавших во 2-м и 3-м периодах: бр. Исаевых, Новикова, П. П. Ульянова, Клапцова, Т. Кузнецова, Ермила Барышникова (брата В.Е. Барышникова), Шлякова, Самыкова и некоторых других. Фабрички эти имели очень несложное оборудование и в лучшем случае приводились в движение конным приводом. Некоторые из этих фабричек были связаны с большими фабриками изготовляя для них кромку, другие работали только суровье, по преимуществу, грубое, отдавая его в отделку на сторону на большие фабрики. Все эти фабрички истории не делали, в большинстве случаев они возникали вместе с оживлением на рынке и вместе с серьезной заминкой пропадали.
С Шляковской фабрикой, находившейся на Петропавловской улице рядом с церковной усадьбой, связан страшный взрыв котла, происшедший в 1867 году, которым убило несколько человек рабочих и самого хозяина. После смерти Н. К. Шлякова фабрика перешла к А. 3. Киселеву, слывшему за спекулянта.
Об Исаевской фабрике приходится досказать немного. Старик — основатель фабрики умер в 1870 году дряхлым стариком, 93 лет от роду. После смерти Исаева дети разделились. Сын от первой жены и Алексей получил и деньги и землю. Кроме денег Алексею досталось имение „Обруб" с 4200 десятинами леса. Валериану досталась фабрика и 1400 десятин леса. По этим цифрам уже можно судить об Исаевском состоянии после нескольких лет хозяйничания на фабрике.
Жена Валериана — большая модница и петербургская красавица, не хотела жить в глуши и всячески уговаривала мужа ликвидировать фабрику, но так как Валериан не соглашался с доводами жены, то последняя пошла на крайний и рискованный шаг. В отсутствии своего мужа она подговорила своего возлюбленного, некоего Хейда (из Белостока) поджечь фабрику. В 1875 году 6-го июня деревянный аппаратный корпус сгорел. С тех пор фабрику не возобновляли, а машины попали в Клинцы на разные фабрики. Здания постепенно ветшали, скоро и кирпичи растащили. Два корпуса уцелели до последних лет, а затем и их разломали. Сейчас немного осталось от этого интересного предприятия: большая каменная квадратная дымовая труба, хозяйский деревянный дом, запущенный канал с мельницей, заброшенное фабричное кладбище и несколько домиков в колонии.
В Ново-Мезеричах жилось шумно и весело, здесь был свой оркестр, сюда часто приезжали гости из Клинцов. Известный профессор политической экономии А. А. Исаев — приходится родным внуком фабриканту. В Клинцах и по сию пору здравствуют и работают ткачами на Стодоле братья Гринихи - Генрих, Павел и Карл Ивановичи, а также Буссе, Ридели, Зайдели, Кины и др. — все это потомки тех колонистов, которые когда то были выписаны Исаевым из за границы. Доживающий свой век на развалинах фабрики старый извозчик Яков Петрович — 76 лет, чуть ли не единственный живой свидетель шумного прошлого фабрики.
Несомненно Н. Мезеричская фабрика своим существованием оказала громадное влияние на Клинцовские фабрики: она была отлично оборудована и имела очень хороший технический и рабочий персонал. Фабрика выделывала хорошие сукна и на ней можно было многому научиться. Разошлись по Клинцам квалифицированные рабочие и мастера, которые многому научили Клинчан.
В 1879 году Н. Мезеричь у своего брата купил Алексей Петр. Исаев.
Несколько позднее здесь была устроена спичечная фабрика и пивоваренный завод но которых сейчас также нет.

Родоначальником Товарищества Стодольской суконной фабрики Вас. Барышникова и Сыновей, является Василий Евдокимович Барышников, основавший в 1840 году по Клинцовской улице на усадьбе, соседней с Поляковской фабрикой, небольшое чулочное дело. В этой маленькой мастерской ручным способом Барышников работал суконные, так называемые „кастровые" чулки. С Крымской кампании (с 1855 года) он начал работать и казенные сукна. У основателя фирмы было два сына: Дмитрий и Василий. Василий умер сравнительно рано (в 1892 г.). Энергичный, умный, не знавший усталости и отдыха, настойчивый Дмитрий с 12 лет уже был помощником отцу. Воспитание его было очень суровое. Будучи уже стариком и главой громадного предприятия Д. Б. Барышников часто и охотно вспоминал свое детство. Между прочим он рассказывал, что отец, обращавшийся с ним сурово, безжалостно будил его и брата Василия в четыре часа и очень часто, когда они не сразу вставали, то ударами кнута заставлял их вскакивать с постели. Был и такой случай: „возвращаясь с отцом с какой то ярмарки, я, рассказывает Д. Барышников поспорил с ним, тогда отец ударом кулака сшиб меня с козел и я упал на землю. Отец уехал один, а мне, без копейки денег, пришлось семьдесят верст идти пешком до Клинцов".
Вскоре после освобождения крестьян, вместе с общим подъемом и Барышниковское дело стало заметно вырастать, в старом помещении стало тесно и приходилась думать о его расширении.
До приискания нового помещения Барышников некоторое время арендовал фабрики Черкасского, Степунина и Полякова. Наконец, решив выстроить собственную фабрику, приобрел в 1872 году при деревне Стодолы у помещика Бороздны, предкам которого когда то принадлежала вся клинцовская земля, земельный участок в 216 десятин с озером площадью в 14 десятин. Против главных ворот на фабричной усадьбе и до сих пор сохранился деревянный дом, в котором когда то жил помещик Бороздна. На новом участке сначала был выстроен фабричный каменный корпус, который сейчас занят кожевенным заводом. В Новом корпусе поместилось аппаратное отделение и ткацкая. Отделка была выстроена много позднее, а потому для отделки была заарендована (1873—1877 г.г.) Степунинская фабрика. Когда ликвидировалась Понуровская фабрика Миклашевского, то большую часть отделочных машин купил Барышников, перевезя их на Стодол, где они и послужили основанием для отделочного отделения. Когда распродавались машины на сгоревшей Н. Мезеричской фабрике, то Барышников там купил в 1876 г. ткацкие станы. Это были первые механические станы попавшие на Стодол. В следующем году Бырышников покупает еще партию самоткацких на суконной фабрике в Таганче в Киевской губернии. Так постепенно собираются машины на Стодоле. В 1877—78 г.г. в связи с войной, Стодол получает большие интендантские заказы, которые приносят ему громадные барыши, послужившие в будущем основанием крупного капитала Барышникова. Дело начинало принимать крупный размах. С начала семидесятых годов Д. В. Барышников ведет дело уже самостоятельно. В 1881 г. сгорел аппаратный фабричный корпус и это обстоятельство дает возможность совершенно обновить оборудование.
Барышников едет за границу, осматривает заводы и в результате покупает у Иозефи и Билице (Австрии) широкие чесальные аппараты и сельфакторы, а у Шенгера в Хемнице приобретает самоткацкие станы. В 1882 г. умирает основатель фирмы — В. Е. Барышников, уже несколько лет отстранившийся от дела. В 1886 году на фабрике происходит катастрофа. Для подводки под стену здания фундамента была вырыта глубокая канава, ночной ливень размыл ее и обрушившаяся стена задавила собой 12 человек рабочих, вставших утром на работу. В связи со смертью В. В. Барышникова (в 1892 г.) учреждается товарищество с капиталом в один миллион рублей. В 1901 году, из Пушкинской мануфактуры (под Москвой) приглашается технический директор А. М. Кюнцель, который в значительной степени способствует дальнейшему развитию дела. Фабрика стала выпускать изделия более высокого качества. Достигли больших успехов в выработке казенных мундирных и приборных сукон разных цветов. Картузные сукна стали специальностью фирмы, их выработку довели до большого совершенства. Помимо разных сортов сукон работали вагонное серое и по специальному заказу „Треугольника", сукно для ботиков. Крупных размеров достигла выработка шерстяной ваты, которую Клинцы стали работать с легкой руки Барышникова.
В 1903 году с торгов у конкурсного правления была куплена фабрика И. П. Машковского за 35.000 рублей. При фабрике находился громадный участок земли в 6,5 десятин, выходивший к речке. Впоследствии на этой фабрике устроили отделение Стодольского суконного производства. В 1906 году на Стодоле устраивается кожевенный завод. Закупая шерсть, часто приходилось покупать ее с овчиной, в результате чего собиралось много голяка, который нужно было использовать. Так появился завод. Позднее завод приступил к выработке технических изделий из кожи: приводных ремней, сучильных рукавов, делительных ремешков, гонков и проч. В 1906 году на Стодоле заработал первый в Клинцах дизель. В 1910 году умер Д. В. Барышников.
Вне всякого сомнения стодольское дело своим необычайным развитием было обязано прежде всего чрезвычайно благоприятно сложившимся обстоятельствам, о которых неоднократно упоминалось выше. И оживленная конъюнктура, и войны, и, наконец, гибель целого ряда крупных старинных фабрик содействовали росту Стодола, а недюжинная фигура Д. В. Барышникова в значительной степени способствовала этому. Он умел использовать конъюнктуру и во время предпринять соответствующие решения. Недаром московские конкуренты-фабриканты называли Д.В. Барыникова „профессором". Барышников имел широкий размах, он гнал и развивал дело. Деньги у Барышникова никогда не лежали зря, не лежали в банках, бумагах и по заграницам. Все свободные средства уходили на расширение дела и в этом отношении Барышников резко отличался от Сапожкова, который скупал дома и земельные участки (для своих рабочих -примечание Клинцовского портала).
Из всех клинцовских фабрикантов Барышников был незаурядным хозяином и с ним сравняться мог разве только Исаев, да еще, правда, в слабой степени, И. П. Машковский. ( Очень интересная сама тема первенства. Если взять за критерий качество сукна, вроде бы критерием можно посчитать признание экспертов на выставке, присуждение медалей. И вот здесь довольно интересная ситуация. Если медаль присвоили сукну, то ведь вопрос еще остается, считать это заслугой хозяина сукна или... качеством арендованной этим хозяином чужой фабрики. Чтобы было понятнее как пример, обратите внимание на год постройки отделочного цеха. Примечание Клинцовского портала)

Машковский Вас. Матв. не является родственником предыдущего. Его фабрика просуществовала с 1846 по 1890 год и находилась на том месте, где в 1898 году была выстроена Никольская старообрядческая церковь. Церковная кирпичная ограда, выходящая частью на Евлановку, а частью на Клинцовскую улицу, является стенами старой фабрики.
Фабрика остановилась раньше 1890 года. Сын Василия Матв.— Михаил Машковский вместе с другими фабрикантами явился жертвой большого кризиса. В период 1885—1888 г.г. эту фабрику держал а аренде Сапожков „курнос".
М. М. и Ф. М. Гусевы. Два брата Гусевы, Михаил и Федор Маркеловичи, оба единоверцы-купцы из Стародуба, торговавшие пенькой, почти одновременно сделались клинцовскими фабрикантами. Один из двух братьев Михаил Маркелович Гусев, по простонародной кличке „единоверческий козел" в 1871 году покупает некоторое время бездействовавшую фабрику Аверьянова или Аверьяна Пентегина, находившуюся у моста против Глуховской фабрики. Фабрика эта ведет свое начало с 1834 года, кроме сукна она долго работала много чулок. Гусев сильно расширил фабрику: выстроил пятиэтажный корпус и прибавил много машин. В 1879 году эта фабрика по размерам своего производства после Глуховской стояла на втором месте.
В 1879 г. на Гусевской фабрике выработано было около 200.000 арш. сукна на сумму 325.000 рублей. В это время на ней работало 24 чесальных машины. В 1876 г. на фабрике произошел взрыв котла, унесший 13 человеческих жертв. В 1886 году М. М. Гусев умер и хозяйничать осталась его вдова — Екатерина Гавриловна с двумя малолетними сыновьями. Екатерина Гавриловна Гусева, оказавшись бойкой и энергичной хозяйкой, повела дело сама. В 1896 году на фабрике произошел большой пожар, в котором, между прочим, сгорел и громадный фабричный корпус. С тех пор Пентегинская фабрика больше не возобновлялась. Долго во дворе фабричной усадьбы стояли каменные амбары с кованными железными дверями и решетками на окнах. Теперь корпуса разобрали на кирпич, а от фабрики остался только один корпус — когда-то шерстяной склад, но уже до войны переделанный в кинотеатр.
В том же 1871 году Федор Маркелович Гусев приобрел по соседству с деревней „Дурни", при реке Туросне участок земли, на котором, как гласит надпись на дымовой трубе, в 1871 году выстроил фабрику. По имени деревни и фабрика получила название „Дурняцкой". Сначала фабрика была небольшая, работало всего три аппарата. Основатель умер в 1886 году, после него осталось 4 сына. Дети фабрикой интересовались мало, а потому и отдали ее в аренду, а сами занялись скупкой леса, которого у них было до 2000 десятин. Сначала фабрику арендовали братья Петр и Вас. Андреевичи Степунины (1886—1890), а с 1890—92 ее держал в аренде Андрей Осипович Габерман.
В 1893 году Екатерина Гавриловна Гусева, „Гусиха" покупает эту фабрику, куда вскоре переводит все отделочные отделения с Пентегинской фабрики, а когда последняя сгорела, то на „Дурни" она перевела все производство, увеличив его до 6 аппаратов.
„Гусиха" все время хозяйничала под фирмой „М. М. Гусева наследники". В 1900 году фирма попала под администрацию, от которой освободилась только благодаря японской войне. По окончании курса старший сын „Гусихи" — Александр Гусев, сделавшись инженером, стал хозяйничать сам. В разгар революции (в 1917 году) „Дурни" купили белостокские фабриканты Бриль и Зильберблат за 3.500.000 руб. керенками. Новые владельцы оказались очень энергичными людьми и все производство начали перестраивать на Лодзинский лад, пригласив для этой цели „манипулянта"—специалиста по выработке модных товаров. Но в конце 1918 года вместе с немцами, покинувшими Клинцы, пришлось уехать и Брилю и Зильберблату и манипулянту. В настоящее время „Дурни", после долгой вынужденной стоянки, снова задымилась и заработала.
Фабрика Р. И. Самыкова (1868—1891) находилась на Островской улице против Конторовской фабрики, выходя участком к реке. В 1878 году после смерти основателя дело перешло к его вдове — Нат. Петровне Самыковой. Фабричка была небольшая, в 1887 году на ней было 9 чесальных аппаратов и годовое производство оценивалось в сумме около 50.000 руб. Два года (1888—1891 г.г.) эту фабрику держал в аренде Габерман. В 1891 г. фабрика сгорела и больше не возобновлялась, следы ее существования до сих пор сохранились в виде нескольких фабричных построек, расположенных во дворе усадьбы.
Конторов Гирша Мих., имевший накануне войны пенько-прядильню, одно время работал бобрик (1878—1886) на небольшой фабриченке, купленной им у Софр. Мих. Исаева (по Н. Бобылке, рядом с Тепляковщиной). Два другие брата Конторова: Абель и Иосиф тоже имели небольшое производство бобрика на Ковалевке на усадьбе М.3. Махоткина (1890—1898 г.).
Иванов Лаврентий Яковлевич, просуществовавший до самой национализации, начал свое дело в 1877 году во время турецкой войны. Фабричка помещалась по Евлановке на углу Пушкинской улицы. Дело было начато на гроши и сначала вырабатывались только чулки. В 1893 г. Иванов купил усадьбу у КубаревыхНа Острову" („мокрые отделения"). Здесь дело значительно расширилось и в работе были уже три аппарата. Иванов работал по преимуществу дешевый товар: бобрик, сукно военно-морского типа, бобриковые одеяла, русские грубые сукна и пр.
Дела шли бойко, оборачиваемость капитала, не в пример другим фабрикантам, была быстрая. В последние годы накануне войны работала паровая машина мощностью в 250 сил и на фабрике занято было около 300 рабочих. Оборот фабрики достигал 200.000 руб.
Ввиду ветхости фабрики в годы революции разобрали и сейчас от нее остался лишь один паровой котел. Против /b]Ивановской усадьбы по Островской[/b] же улице через дорогу — высокий каменный небольшой корпус — здесь когда то помещалась фабричка Горячкина.
Еще можно упомянуть фабрички: братьев Руденко на Почетухе (1872—1881), Карташева Мих. Бор. (он же „Дюба" 1860—1885), Сафрона Мих. Исаева, эту фабричку впоследствии купил Конторов, Василия Никитича Малкова (преемник Онисифора Исаева), Ив. Макаровича Овсеенко (1872—1883) его фабрика находилась близь Ковалева (на Почетухе), Влад. Павловича Тимофеева на Ковалевке против дома Кондратьева (Аксенова) и Клапцова на Тепляковщине. Все это только спутники фабрикантов, появлявшиеся и пропадавшие в зависимости от настроения рынка. Как уже было сказано - истории они не делали и на развитии клинцовской промышленности нисколько не влияли.
Клинцы. Ремонт серверов, компьютеров, мониторов, планшетов. смартфонов, телефонов.


Гостевая книга портала


Санаторий "Вьюнки"

Санаторий "Затишье"

Краеведческий музей

Памятники города Клинцы

Старый Парк имени Воровского

Расписание автовокзала

Расписание поездов

Интеллектуальная поисковая система Nigma.ru


КАРТА Клинцовского района

Автомобильная карта Клинцовского района

КАРТА города Клинцы

Генеральный план г. Клинцы

Черниговская губерния 1821 год

Карта Клинцов и Клинцовского района середина 19 века


О самом авторе. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Предисловие Ф. Козлова к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Предисловие самого автора к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава первая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава вторая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава вторая. Период третий. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава третья. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава четвертая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава пятая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава шестая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Приложение. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Список литературы. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев



Нужен ли Клинцовскому порталу чат и форум?
результаты
только Клинцовский чат
только Клинцовский форум
Клинцовский чат и Клинцовский форум
ничего



Село Клинцы Кировоградская область, основано и названо клинчанами из слободы Клинцы Суражского уезда



Храм Георгия Победоносца села Елионка



Клинцовский велоклуб "Шторм"


 

 

© 2009-2014 Клинцовский портал "klintsy-portal.ru"
При перепечатке и использовании материалов их в любой форме, ссылка на "klintsy-portal.ru" обязательна.
Права на все работы, принадлежат их авторам.
По всем вопросам обращайтесь на admin@klintsy-portal.ru

Яндекс.Метрика