Главная  Клинцы  Фото города Клинцы  Клинцовский район  Населенные пункты  Культура  Поэты 
 Художники  Учебные и медицинские  Учреждения, предприятия  Краеведение  Старообрядчество 
 Русские старообрядцы на Дунае.  История города Клинцы и Клинцовского района.. 
 Генеалогия. Архивы.   Памятники. Мемориалы.   Достопримечательности 



19.10.2017 | В Новозыбкове. 2 марта 1917 год.
Известие о совершившемся падении старого строя получено было в г. Новозыбкове около 2 час. дня 2-г...
19.10.2017 | Чернигов. 1917 год.
Губернский Исполнительный комитет. Президиум, проверив мандаты участников, признал их правильными...
19.10.2017 | Новозыбков. 1917 год.
3-го апреля * в г. Новозыбкове состоялось организационное собрание местного отдела социал-демократи...
19.10.2017 | Чрезвычайный съезд духовенства и мирян Черниговской епархии. 1917 год.
Занятия общеепархиального съезда, происходившие в большом зале епархиального дома, открылись 30 апре...
19.10.2017 | Новозыбков. 1917 год.
Новозыбковский уездный продовольственный комитет разослал всем волостным и сельским комитетам следую...
19.10.2017 | деревня Кузнецы Суражского уезда. 1917 год. Борьба с дезертирством.
Нам сообщают из д. Кузнецов, Суражского уезда, что 20 (7) мая, в 12 час. ночи, жены призва...
19.10.2017 | Село Попова Гора Суражского уезда, 1917 год.
В нашем селе – Поповой Горе, Суражского уезда, еще в 1900 году открыта пожарная дружина. Тогда же я ...
19.10.2017 | Село Заборье Суражского уезда, 1917 год.
В другом соседнем селении – Макаричах – 24 (11) мая также был пожар. В огне погибло 5 дворов и...
19.10.2017 | село Кивай Новозыбковского уезда, 1917 год.
По существующему до сего времени порядку, приходские причты должны пользоваться «добр...
19.10.2017 | село Голубовка Суражского уезда, 1917 год.
Голубовский волостной комитет Суражского у[езда], в заседании своем 7 июня * постановил: 1) д...

Вопрос о реквизиции военным ведомством духовно-учебных заведений в России в 1917 году.
20.09.2017 | Вопрос о реквизиции военным ведомством духовно-учебных заведений в России в 1917 году.


Соколов Арсений Владимирович, кандидат исторических наук, докторант кафедры русской истории Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

В исследованиях, посвященных истории России и Русской православной церкви, совершенно не рассмотрен вопрос о попытке в 1917 г. наладить деятельность духовно-учебных заведений, значительная часть которых была занята учреждениями военного ведомства [1]. В связи с началом Первой мировой войны еще летом 1914 г. Синод предписал монастырям, общинам и всем духовным учреждениям отвести и приготовить под лазареты для раненных и больных воинов «все свободные и могущие быть свободными помещения и затем поддерживать эти лазареты во все время надобности в них» [2, с. 2-3]. Однако вскоре встал вопрос не только о больницах, но и о размещении воинских частей и эвакуируемых организаций. 22 августа 1914 г. вышел приказ Верховного Главнокомандующего о том, что военачальники могут занимать для военных нужд гражданские помещения, обращаясь к администрации данного населенного пункта. В результате, к началу 1914-1915 учебного года многие духовно-учебные заведения не смогли приступить к занятиям. Синод попытался решить эту проблему, поручив епархиальным преосвященным организовать обучение или в незанятых помещениях, или в несколько смен, или даже на дому [3, с. 239-241]. Однако в середине 1915 г. при проведении проверочных экзаменов стало очевидно, что опыт домашнего обучения «оказался плачевным». После этого в июле 1915 г. Святейший Синод попросил обер-прокурора связаться с Военным министерством и обеспечить «учебные нужды» духовного ведомства. Осенью 1915 г. 10 западных епархий и Грузинский экзархат вообще не смогли начать учебный год, занятия отложили на неопределенное время. К концу 1915 г. оказались заняты для военных нужд 32 духовные семинарии из 57, 66 духовных училищ из 185 и 24 женских епархиальных училища из 73. В дополнение к этому 15 духовных учебных заведений сами подверглись эвакуации. Министерство внутренних дел разослало губернаторам и градоначальникам циркуляры о том, что размещение в зданиях духовно-учебных заведений лазаретов не должно препятствовать продолжению занятий и тем более нельзя допускать полного закрытия учебных заведений [4]. Однако ситуация продолжала усугубляться вплоть до падения самодержавия.
Февральская революция была встречена православным духовенством с надеждой на возможность свободной деятельности церковных организаций. Клир и верующие миряне на многочисленных съездах активно обсуждали вопрос о духовной миссии церкви в новом, демократическом обществе. Необычайно остро встал вопрос о ненормальном положении духовно-учебных заведений, на которые возлагалась задача воспитания пастырей и народа. Чиновники Временного правительства в лице обер-прокурора Синода В.Н. Львова и сменившего его министра исповеданий А.В. Карташева отнеслись к этой проблеме сочувственно: с весны 1917 г. началась активная межведомственная переписка об освобождении зданий духовных академий, семинарий и училищ.

Так, 19 апреля канцелярия обер-прокурора Синода запросила Главное управление по квартирному довольствию войск о скорейшем освобождении 3-го Московского епархиального женского училища на Якиманке от постоя воинского лазарета [5]. 12 мая В.Н. Львов написал военному министру о том, что «Комитет народной власти» в Самаре предполагает занять здание местной духовной семинарии для эвакуационного лазарета туберкулезных солдат, отправляемых «на кумыс». По словам обер-прокурора, подобное решение означало бы полное прекращение учебных занятий в семинарии, так как «здания не гигиеничны», и в случае занятия «будут представлять несомненную опасность для учащегося юношества». 4 июня Главное управление по квартирному довольствию войск попросило Самарского губернского комиссара сделать распоряжение о недопущении размещения туберкулезных солдат в семинарии [6].

1 мая 1917 г. главе Временного правительства кн. Г.Е. Львову и обер-прокурору В.Н. Львову поступила телеграмма от делегатов Донского чрезвычайного епархиального съезда духовенства и мирян. В ней сообщалось, что кроме занятого лазаретом здания Новочеркасской духовной семинарии местный комитет земского союза решил приспособить для медицинских целей и оставшееся женское епархиальное училище. Члены съезда просили принять меры против этого, так как в Новочеркасске имелись «в достаточном количестве специально для лазаретов устроенные бараки, еще не занятые помещения увеселительных и других учреждений». 7 мая В.Н. Львов переслал эту телеграмму военному министру [7]. 23 июня 1917 г. Бессарабский епархиальный исполнительный комитет попросил В.Н. Львова принять меры к освобождению 61-м Головным эвакуационным пунктом главных зданий Кишиневского епархиального училища к 15 августа «вследствие начала занятий» [8].

В ряде случаев возник вопрос о денежной компенсации. В Полтаве духовную семинарию заняло эвакуированное Виленское военное училище. Несмотря на это, правление семинарии все же смогло наладить учебный процесс, арендовав дополнительные помещения на стороне и потратив на это в 1915-1917 гг. 39 000 руб. 20 июля обер-прокурор Синода обратился к военному министру с просьбой возместить указанные средства семинарии. 30 сентября товарищ (заместитель) министра исповеданий С.А. Котляревский предложил военному ведомству уплатить Челябинскому духовному училищу 8 216,55 руб. за постой «в прежнее время», а также «потребную сумму» на содержание заведения в 1917-1918 учебном году [9].

Пострадали даже духовные академии в Петрограде и Казани. 10 июля В.Н. Львов переправил премьер-министру А.Ф. Керенскому заявление исполнительного комитета студентов Петроградской духовной академии о необходимости принятия решительных мер «к прекращению разрушения и разграбления академического имущества размещенными в академии войсками». Обер-прокурор попросил вообще освободить академию от воинского постоя [10]. 23 августа ректор Казанской духовной академии епископ Анатолий (Грисюк) телеграммой на имя министра исповеданий сообщил, что в дополнение к расквартированной в академии школе прапорщиков командующий военным округом постановил перевести туда еще и эвакуируемый Псковский кадетский корпус [11]. 27 августа С.А. Котляревский объявил военному министру, что «отнятие академических зданий грозит прекращением занятий студентов и семинаристов», и просил содействия в решении проблемы [12].

14-26 июля 1917 г. Синод принял общее постановление, в котором просил обер-прокурора ходатайствовать перед Временным правительством об освобождении к началу 1917-1918 учебного года духовно-учебных заведений от «занятия для нужд военного времени». Сложившуюся ситуацию члены Синода оценивали как критическую, отмечая, что она оборачивается не только фактическим сокращением учебного года, но и «понижением уровня образования». В документе указывалось, что на тот момент из 59 духовных семинарий были заняты 40, из 185 духовных училищ - 60, из 74 епархиальных женских училищ - 25, из 11 училищ духовного ведомства - 4. При расчете не учитывались эвакуированные учебные заведения: 3 духовных семинарии (Литовская, Рижская и Холмская), 8 духовных училищ (Варшавское, Виленское, Жировицкое, Мелецкое, Полоцкое, Рижское, Слуцкое, Холмское), 5 епархиальных женских училищ (Волынское, Виталиевское, Илукстское, Виленско-Мариинское, Полоцкое Спасо-Ефросиниевское) и 3 училища духовного ведомства (Паричское, Полоцкое и Виленское). Занятия в них не могли начаться ввиду эвакуации [13]. 7 августа Министерство исповеданий направило во Временное правительство предложение об освобождении всех духовно-учебных заведений, но вопрос так и не был рассмотрен [14].

В конце лета - осенью 1917 г. переписка об освобождении духовно-учебных заведений активизировалась. В письме министру финансов М.В. Бернацкому 13 октября 1917 г. А.В. Карташев писал, что «Православная Русская церковь в текущую войну оказала уже Родине большую помощь предоставлением принадлежащих духовно-учебным заведениям зданий для нужд войны» [15]. В августе и сентябре 1917 г. министр исповеданий несколько раз просил Военное министерство вернуть церкви Ставропольскую духовную семинарию. 21 августа ректор Минской духовной семинарии телеграфировал в Учебный комитет Синода о том, что реквизируются последние сво-

бодные помещения и спрашивал «как быть с занятиями». 21 сентября товарищ министра исповеданий С.А. Котляревский попросил Военное министерство отменить реквизицию «последнего свободного помещения Минской духовной семинарии», чтобы начать учебные занятия [16].

В г. Николаевске Самарской губернии духовное училище еще в 1914 г. занял 138 Запасной пехотный полк, а в 1917 г. в оставшихся помещениях разместился полковой лазарет. 19 августа А.В. Карташев написал об этом военному министру. 18 августа министр исповеданий пожаловался в военное ведомство о том, что Сумский общественный комитет постановил реквизировать здания местного духовного училища под воинский земский лазарет. Однако, по словам Карташева, училище уже приютило в своих стенах эвакуированное Кременецкое духовное училище, так что решение грозило обернуться закрытием сразу двух учебных заведений. В здании Черниговского епархиального женского училища оказались собраны целых три духовно-учебных заведения с общим количеством учащихся 1 500 чел. При этом возможность начала занятий была поставлена под угрозу в связи с размещением в училище 13-го запасного пехотного полка. Совет училища телеграфировал в Учебный комитет Синода: «всюду обращались за помощью обещают но не освобождают. Окажите содействие, иначе 1 сентября полторы тысячи учащихся очутится на улице». В октябре и ноябре 1917 г. товарищ министра исповеданий писал об этом в военное ведомство, но безрезультатно [17].

12 сентября Синод постановил обратиться к министру исповеданий с просьбой о содействии в освобождении Новгородской духовной семинарии от размещенных в ней венерического и заразного госпиталей. Однако еще до этого Министерство исповеданий посетил делегат от семинарии, после чего 11 сентября А.В. Карташев направил соответствующее отношение военному министру. 19 сентября С.А. Котляревский повторил требование об освобождении семинарии на имя генерал-квартирмейстера военного округа. 22 сентября 1917 г. ввиду занятия Полоцкого женского духовного училища для военных целей С.А. Котляревский попросил военное начальство выделить хотя бы несколько комнат для временного складирования училищного имущества [18].

Конечно же, в условиях войны, а также неразберихи 1917 г. сложно говорить о какой-либо эффективности всей этой межведомственной переписки. Однако в ряде случаев она все же имела действие. Так, 19 июня 1917 г. товарищ обер-прокурора Синода потребовал от военных властей освободить здание Нижегородской духовной семинарии. В ответ 11 августа 1917 г. Главное управление по квартирному довольствию войск сообщило, что перевод в Нижний Новгород школы прапорщиков отменяется, и здание духовной семинарии вскоре будет освобождено от расформированного учебного батальона [19].

Тамбовское Серафимовское духовное училище с 1914 г. было занято лазаретом и казармами. Летом 1917 г. Тамбовский распорядительный комитет постановил реквизировать для лазаретной прислуги еще и здание больницы при училище. 22 июля обер-прокурор Синода направил протест военному министру, в результате чего тамбовский губернский комиссар постановил отсрочить приведение реквизиции в исполнение до 20 сентября 1917 г. По истечении отсрочки Министерство исповеданий вновь обратилось к военному министру об отмене намеченной реквизиции, о чем начальник Штаба Московского военного округа сообщил в Тамбов [20]. 10 ноября Главное управление Генерального штаба уведомило министерство о том, что Тамбовский распорядительный комитет предложил Тамбовской городской управе освободить здание больницы Серафимовского духовного училища, подыскав для размещенного там госпиталя другое помещение [21].

4 сентября министр исповеданий написал военному министру о необходимости скорейшего освобождения здания Петроградской духовной семинарии, в которой планировалось еще провести ремонт и дезинфекцию. 14 сентября 1917 г. С.А. Котляревский проинформировал митрополита Петроградского Вениамина (Казанского), что по настоянию Министерства исповеданий Штаб Петроградского военного округа отдал распоряжение губернскому распорядительному комитету и комитету военно-технической помощи об освобождении помещения Петроградской духовной семинарии. 12 октября Главное управление Генерального Штаба уведомило духовное ведомство о том, что по запросу министра исповеданий от 4 октября начальству Московского военного округа дано указание об освобождении зданий Рязанской духовной семинарии от постоя 46-го сводного эвакуационного госпиталя [22].

Нужно отметить, что на здания духовно-учебных заведений претендовало не только военное ведомство. Широкая практика их использования в годы Первой мировой войны для разных «внеучебных» целей способствовала созданию общественного стереотипа о второстепенной важности духовных академий, семинарий и училищ. Реквизицией их помещений занимались всевозможные городские и земские органы. Например, в освобождающееся здание Вятской духовной семинарии петроградские благотворительные учреждения в 1917 г. предложили эвакуировать 1-й, 6-й, 9-й петроградские городские детские дома, Богдановскую профессиональную школу и Дом призрения им. Брусницыных. Отмечалось, что семинария может вместить около 600 чел., но в ней необходимо немедленно сделать ремонт, так как там был постой солдат [23, с. 66]. С весны 1917 г. на здания духовно-учебных заведений стали претендовать также

и появляющиеся по всей стране советы. В источниках широко освещена постепенная реквизиция Владимирской духовной семинарии. 27 мая Владимирский губернский совет солдатских депутатов обратился в ее правление с просьбой выделить помещения для расквартирования членов совета в июне-июле. Правление предложило обратиться за разрешением в Петроград, после чего совет направил телеграмму обер-прокурору Синода. Не получив ответа, 3 июня 1917 г. делегаты совета заняли часть помещений семинарии явочным порядком. Только 20 сентября Департамент по делам православной церкви Министерства исповеданий «добрался» до этого вопроса и запросил Владимир о состоянии вещей [24]. Архиепископ Сергий (Старогород-ский) ответил, что Губернский совет солдатских депутатов, заняв в июне верхний этаж спального корпуса духовной семинарии, собрался реквизировать все здание. При этом в корпусе епархиального общежития и в части классного корпуса семинарии находился лазарет. 12 сентября Министерство исповеданий обратилось к военному ведомству за содействием, отметив, что решение совета ставит под сомнение начало учебных занятий даже с 1 октября [25]. В конце ноября 1917 г. представители Владимирского совета рабочих и солдатских депутатов не только отменили решение правления семинарии о закрытии находившегося в ее стенах лазарета, но и приступили к описи имущества всего ее здания. 4 декабря 1917 г. товарищ министра исповеданий С.А. Котляревский поставил на донесении об этом следующую резолюцию: «министру внутренних дел» [26]. По всей вероятности, Котляревский надеялся на восстановление деятельности «законного» правительства в связи с открытием Учредительного собрания, однако эти надежды не оправдались. После свержения Временного правительства противодействовать советам в вопросе о занятии духовных учреждений стало некому.

Таким образом, необходимо заключить, что практика размещения военных учреждений в зданиях духовно-учебных заведений, начатая с первых месяцев войны в 1914 г. и достигшая широкого размаха к лету 1917 г., не только привела к фактическому прекращению деятельности значительной части семинарий и епархиальных училищ, но и способствовала выработке общественного мнения о второстепенности или даже ненужности духовной школы. Это позволяет пересмотреть устоявшийся в историографии тезис о том, что разрушение системы духовноучебных заведений в России было начато только после Октябрьской революции. В феврале-октябре 1917 г. чиновниками Временного правительства была предпринята попытка наладить деятельность духовно-учебных заведений и освободить их здания от учреждений военного ведомства. Этот процесс был прерван приходом к власти большевиков.

Ссылки:

1. Мраморнов А.И. Духовная семинария в России начала ХХ века: кризис и возможности преодоления: на саратовских материалах. Саратов, 2007; Попова О.Д. Поместный Собор 1917-1918 годов и проблема духовно-учебных заведений // Вестник Челябинского государственного университета. 2007. № 21. С. 86-98; Ее же. Советская власть и духовно-учебные заведения Русской православной церкви // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2008. № 66. С. 236-246.

2. Действия и распоряжения Святейшего Синода ввиду объявления войны. Пг., 1914.

3. Рункевич С.Г. Великая отечественная война и церковная жизнь. Исторические очерки. Кн. 1. Распоряжения и действия Святейшего Синода в 1914-1915 гг. Пг., 1916.

4. Там же. С. 244-245, 248-249.

5. Российский государственный исторический архив (далее - РГИА). Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 1.

6. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 7-9.

7. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 21-22 об.

8. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 31.

9. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 34-36, 60.

10. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 38.

11. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 45.

12. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. II Отд. 3 Стол. 1917. Д. 37. Л. 4.

13. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 37.

14. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 69-69 об.

15. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 73-74 об.

16. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 48-48 об., 64-67 об., 70, 72

17. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 40-43, 83-86.

18. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. II Отд. 3 Стол. 1917. Д. 37. Л. 22-25, 37.

19. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 10-10 об., 39-39 об.

20. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 55-58, 81.

21. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 68.

22. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 47, 75-76.

23. Надсадный Д.В. Городская исполнительная комиссия по благотворительности (Петроград, 1917 г.) // Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды: сб. науч. ст. / редкол.: А.Б. Николаев (отв. ред. и отв. сост.), Д.А. Бажанов, А.А. Иванов. СПб., 2013. С. 58-67.

24. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 29-30.

25. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. II Отд. 3 Стол. 1917. Д. 37. Л. 16 об. - 17.

26. РГИА. Ф. 797. Оп. 86. I Отд. 2 Стол. Д. 99. Л. 87-87 об.


**********************
Аннотация:

Данная статья посвящена проблеме освобождения зданий духовно-учебных заведений от размещенных в них военных учреждений в 1917 г. Февральская революция заставила православное духовенство по-новому оценить свое место и задачи в российском обществе, привела к мысли о необходимости усиления работы в сфере образования и воспитания. Следствием этого стала попытка наладить деятельность духовных академий, семинарий и училищ, занятых военным ведомством.

Ключевые слова: духовно-учебные заведения, Святейший Синод, Временное правительство, Русская православная церковь.


Sokolov Arseniy Vladimirovich

PhD in History, applicant for a D.Phil. degree Russian History Department, Russian State Pedagogical University

CONCERNING REQUISITION OF THE SEMINARIES BY THE MILITARY DEPARTMENT IN RUSSIA IN 1917
Summary:

This article covers question of releasing of the seminary buildings from the military departments deployed there in 1917. The February revolution made the Orthodox clergy to reassess their role and tasks in the Russian society, and resulted instrengthening of work in the field of education. As a consequence there was an attempt to organize the activities in the theological academies and seminaries that were occupied by the Military Department.

Keywords:

seminary, the Holy Synod, the Provisional Government, Russian Orthodox Church.
Клинцы. Ремонт серверов, компьютеров, мониторов, планшетов. смартфонов, телефонов.


Гостевая книга портала


Санаторий "Вьюнки"

Санаторий "Затишье"

Краеведческий музей

Памятники города Клинцы

Старый Парк имени Воровского

Расписание автовокзала

Расписание поездов

Интеллектуальная поисковая система Nigma.ru


КАРТА Клинцовского района

Автомобильная карта Клинцовского района

КАРТА города Клинцы

Генеральный план г. Клинцы

Черниговская губерния 1821 год

Карта Клинцов и Клинцовского района середина 19 века


О самом авторе. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Предисловие Ф. Козлова к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Предисловие самого автора к книге "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава первая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава вторая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава вторая. Период третий. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава третья. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава четвертая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава пятая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Глава шестая. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Приложение. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев

Список литературы. "Сто лет клинцовской шерстяной промышленности" Ф. Евгеньев



Нужен ли Клинцовскому порталу чат и форум?
результаты
только Клинцовский чат
только Клинцовский форум
Клинцовский чат и Клинцовский форум
ничего



Село Клинцы Кировоградская область, основано и названо клинчанами из слободы Клинцы Суражского уезда



Храм Георгия Победоносца села Елионка



Клинцовский велоклуб "Шторм"


 

 

© 2009-2014 Клинцовский портал "klintsy-portal.ru"
При перепечатке и использовании материалов их в любой форме, ссылка на "klintsy-portal.ru" обязательна.
Права на все работы, принадлежат их авторам.
По всем вопросам обращайтесь на admin@klintsy-portal.ru

Яндекс.Метрика